Дитер Лауэнштайн
ЭЛЕВСИНСКИЕ МИСТЕРИИ

IV. Великие мистерии

Жрецы

Жалоба на Алкивиада в 415 году свидетельствует о трех главных жреческих должностях: верховном жреце — иерофанте, вестнике-глашатае и факелоносце. Плутарх сообщает текст этой жалобы: «Фессал, сын Кимона, из дема Лакиады, обвиняет Алкивиада, сына Клиния, из дема Скамбониды, в том, что он нанес оскорбление богиням Деметре и Коре: в своем доме на глазах у товарищей он подражал тайным священнодействиям, облаченный в столу, в какую облекается верховный жрец, когда являет святыни, и себя именовал верховным жрецом, Политиона — факелоносцем, Феодора из дема Фегея — глашатаем, остальных же приятелей называл мистами и эпоптами — вопреки законам и установлениям евмолпидов, кериков и элевсинских жрецов»158. Стоик и моралист философ Эпиктет около 110 года от Р.Х. перечисляет тех же жрецов: иерофанта, керика и дадуха159.

Дадух

Дадух

Живший в Сирии, Риме и Сицилии ученик Плотина, философ-неоплатоник и богослов Порфирий (232/4— 304/5) в своей утраченной работе о мистериях подробно комментировал чрезвычайно популярные начиная с II века от Р.Х. «Халдейские оракулы», так называемые «Священные слова». По свидетельству Евсевия160, Порфирий ставил элевсинских жрецов наравне с богами: иерофанта наравне с демиургом, или творцом, — вероятно, Дионисом-Плутоном; дадуха наравне с Гелиосом; эпибомия наравне с богиней Луны Селеной, а иерокерика, или глашатая (вестника), наравне с Гермесом. Однако Порфирий никогда не бывал в Элладе и приводит не собственное свое свидетельство. Его ученик Ямвлих (250—330) в сирийском Апамее написал хорошую книгу «О египетских мистериях»161, но не ссылался ни на Элевсинии, ни на иные греческие таинства, а просто отвечал на письмо о фундаментальных вопросах тогдашней религии платоников, которое Порфирий, его учитель, адресовал неизвестному жрецу Исиды и Осириса по имени Анебон. Об Элевсинских таинствах книга никаких свидетельств не дает.

Иерофант

Иерофант

Иерофант, дадух и керик — вот минимум жрецов, при каком могли совершаться Элевсинские таинства. Кроме них было еще две жрицы — Деметры и Гекаты-Артемиды, для Персефоны же, являвшейся лишь в созерцании, особой жрицы не существовало. В будничной жизни это были жены главных жрецов или их близкие родственницы. Обряд могли исполнять только представители двух древних родов — Евмолпиды и Керики, и только они занимали эти должности. Из Кериков был не только открыто выступавший керик, но и храмовый факелоносец, или дадух. Жрица Гекаты при необходимости представляла также и Персефону. Деметра — Деметра Антея ( «призрачная» ) — и Рея по культу и мифу были едины.

Что до второстепенных жрецов, то из них подтверждены свидетельствами: крокониды — гидран («водный»), эпибомий («алтарный») и литофор («камненосец»), последний, видимо, как служитель бога Ареса. Из богов упоминаются Афродита, Гефест, Прометей, Геракл, Арес. На изображениях встречаются также Семела и Ариадна; из юношей-полубогов — Триптолем, Евбулей и Диоскуры. Всех их могли представлять жрецы, но не обязательно и, уж во всяком случае, не одновременно. Поэтому жрецов было гораздо меньше, чем богов и героев, известных в культе. Не в пример мифу, культ обходился с персонажами экономно.