Мэнли Пальмер Холл
АСТРОЛОГИЯ: КЛЮЧИ К ПОЗНАНИЮ

История астрологии

Общий обзор

Лестница Иакова сломана. Астролябия Брейзена позеленела и проржавела. Пыль и паутина покрывают тома Птолемея и Галена: и мансарды Спитафилда и Семи Холмов уже не заселяют пророки, некогда изрекавшие свои ужасные прогнозы об изменениях в церкви и государстве и которые, в недовольстве отвернувшись от Рима и Константинополя, допустили нападение Турции и свержение продажной Красной Мантии с Семи Холмов..
Квартальное обозрение


Астрология — это древняя наука, которая рассматривает влияние звезд на Природу и человечество. Гороскоп — это карта, или диаграмма, звездного неба, зафиксированная в определенный момент времени, которую читают по твердо установленным правилам. Гороскоп вычисляется математически точно и свободен от случайных элементов, или гаданий. Гороскоп составляется «строго математическим путем, в соответствии с определенной цепью причин, которые, что наблюдалось на протяжении множества веков, всегда порождают один и тот же ряд следствий». Таким образом, наука о звездах построена не на догмах и беспочвенных верованиях, напротив, ее авторитет зиждется на тысячелетних наблюдениях «наилучших из величайших философов».

Астрологической практикой занимались самые первые цивилизованные народы Земли, и в каждом периоде философского и духовного просвещения эти высокородные и высокообразованные люди предоставляли ей почетное место.

В своей первой книге по прорицаниям Цицерон отмечал, что халдеи вели записи звездных карт на протяжении 370000 лет; а по утверждениям Диодора Сицилийского, их наблюдения охватывали период в 473000 лет. Цицерон также утверждал, что и вавилоняне на протяжении многих тысяч лет хранили натальные карты (гороскопы) всех детей, рожденных среди них, и на основании этой огромной массы данных вычисляли влияния различных планет и зодиакальных знаков.

«Шумеры и вавилоняне верили, что волю богов по отношению к человеку и его делам можно узнать, наблюдая движение звезд и планет, и что искусные звездочеты могут получить из этих движений и различных аспектов небесных тел указания о будущем процветании или бедствиях, — пишет сэр Э.А.Уоллис-Бадж, — поэтому они вели запись своих наблюдений на табличках и толковали их не с астрономической, а с магической точки зрения. Именно эти наблюдения и пояснения к ним сформировали основу практической астрологии, которая применяется в мире на протяжении последних 5000 лет. Изучая эти древние традиции, которые были сохранены греческими авторами, можно сделать вывод, что вавилоняне наблюдали за звездами на протяжении нескольких сотен тысяч лет, и, даже отбросив некоторые вымышленные утверждения, мы вынуждены верить, что период, в течение которого на равнинах Вавилона велись наблюдения небесных сфер, составлял многие тысячелетия». Какая из признанных современных наук может похвастаться более прочным и основательным фундаментом?

Беросс, посвященный жрец Ваала, был первым и величайшим из халдейских астрологов и историографов. Он был всесторонне образованным человеком и обладал глубоким умом. В свидетельствах о нем говорится, что «почти все его предсказания сбылись». Беросс поселился в островном государстве Кос и основал там школу «тайных наук». Витрувий считает его предтечей длинной череды «гениальных астрологов, обладавших большой проницательностью, берущих свое начало непосредственно от халдеев». Мудрость и мастерство Беросса настолько глубоко поразили воображение его современников, что после его смерти они воздвигли своему мудрому жрецу памятник. И как свидетельство истинности предсказаний Беросса язык скульптуры был отлит из золота.

Самыми первыми египетскими астрологами, о которых упоминается в известных ныне рукописях, были «богоподобные» Петосирид и Нехепсон. Считают, что первый из этих «прославленных», как называет их Маннетху, людей был королем, а второй — жрецом и что они жили приблизительно во времена Рамзеса II. Эти исследователи звезд упоминаются и в работах Этера, Аристофана, Ювенала, Плиния, Птолемея и Свида. По свидетельствам этих авторов, не может быть и малейшего сомнения, что как Петосирид, так и Нехепсон оставили обширные письменные труды по вопросам астрологии, но мало какие из них сохранились до нашего времени. Даже во времена более поздних греческих авторов этих людей считали полубогами, получившими свои знания от Гермеса и Асклепия. Некоторые работы, распространявшиеся во времена гностиков под их именами, нынешние консервативные ученые считают подделками.

При рассмотрении астрологии Халдеи и Вавилона мы вынуждены согласиться со святым Юстином, что «со времен изобретения первых иероглифов далеко не все, но лишь особо избранные и неординарные люди получали возможность прикоснуться в священных тайниках храмов к секретным астрологическим знаниям».

Как считает Альберт Пайк, выдающийся масонский ученый, египтяне в своих религиозных обрядах с глубоким благоговением относились к книгам по астрологии. Когда Александр Великий завоевывал Индию, к нему приходили астрологи Оксидракеса и посвящали его в некоторые секреты этой божественной науки. Углубленным изучением звездных тайн занимались и брамины, которых посетил Аполлон Тианский в первом веке христианской эры. В Китае законы, которые соблюдались как в государстве, так и в семейной жизни, были основаны на астрологических знаниях. Арабы считали астрологию матерью всех наук. По царскому указу астролог Вален составил гороскоп Константина Великого.

Отметив, что великий Гермес, Птолемей, фараон Египта, и Зороастр, первый из магов, были покровителями астрологии и уделяли ей большое внимание в своих мистериях, ее королевское высочество принцесса Кумберленда написала: «Каким невежественным, суеверным и незрелым должен быть человек, осуждающий науку, которой восхищался даже сам Соломон, самый мудрый и великий царь на Земле». Ученый-новатор Рафаель (Р.С.Смит), который называл себя «астрологом девятнадцатого столетия», утверждал, что в прежние времена астрологию можно было сравнить с могущественным колоссом, перешагнувшим все другие науки, и даже в этот век скептиков она «освещает тусклую атмосферу неверия» некоторыми своими замечательными предсказаниями. Астрологию по праву называли «владычицей царей», и благодаря своему истинному совершенству она пережила «крах империй, превратности веков и перемены общественного мнения».

Египтяне считали, что знания и астрологии, и алхимии были дарованы людям по милости богов. Более поздние народы Земли признавали предположения египтян, но каждый из этих народов претендовал на то, что именно их философы были первыми продолжателями этого «непреходящего искусства», в Индии астрологию практиковали на протяжении тысячелетий еще до составления Вед. Великий маг и астролог Ашшурамаджа был рожден в Атлантиде, и это говорит о том, что пураны относятся к очень древним памятникам науки о звездах. Древнейшие традиции Китая, помимо всего прочего, были связаны с верой в происхождение от династии звездных императоров, которые предшествовали правителям людей на Земле, и основаны на качествах и свойствах пяти планетарных управителей мира. Иосиф, говоря об иудеях, подтверждает, что Адам был обучен астрологии с помощью божественного откровения. Согласно Диодору, Геркулесу было поручено открыть эту науку грекам, но возможно, что это аллегорический намек на Солнце. Однако Луцилий утверждал, что Орфей принес астрологические законы из Индии и что «семь струн его лиры обозначали планеты». Даже в далеком Тибете с удивительной точностью применяли астрологию с помощью системы, понятной только посвященным бон. Прескотт описывает, как ацтеки при рождении ребенка сразу же приглашали астролога, в обязанности которого входило определение судьбы новорожденного.

Воистину, нет такого уголка на Земле, где мудрейшие своей расы и своего времени не изучали бы звезды и не размышляли бы над той наукой, которую Джеймс Гаффарель, астролог кардинала Ришелье, так метко называл «рукописью на стенах неба».

Из множества известных направлений как древней, так и современной астрологии фактически всего несколько учений представлены наиболее полно или получили большее распространение. Из знаменитых личностей нескольких последних столетий, увлекавшихся изучением астрологии, многие остались неизвестными; потому что, как отмечает величайший востоковед профессор Макс Мюллер, несмотря на то что многие из величайших умов изучали астрологию, большинство из них никогда не высказывало своего мнения о ней публично, избегая осуждения общества.

Среди поэтов, которые в стихах защищали эту древнюю науку, мы видим такие прославленные имена, как Гомер, Гесиод, Арат, Эсхил, Манилий, Гораций, Вергилий, Проспер, Макробий, Ювенал, Чосер, Данте, Мильтон, Дриден, Кэмпбелл, Байрон, Вальтер Скотт, Гете, Шиллер и Шекспир. Джон Кук резюмирует результаты своего всестороннего исследования следующим образом: «Многочисленные ссылки на астрологическую практику, потрясающие метафоры и удивительные примеры пестрят во всех пьесах Шекспира, подтверждая его близкое знакомство с общими принципами этой науки и популярность веры в астрологию...

Он оставил нам достаточно свидетельств того, что этот предмет имел на него огромное влияние, и это, в свою очередь, нашло отражение в языке и литературе Англии». Бард из Авона вкладывает в уста короля Лира следующие слова: «Да, звезды, нами звезды правят!»

Еще более удивительна способность Шекспира шутить на астрологическую тему. Он заставляет жаловаться раздраженного игрока: «Конечно, невозможно, чтоб все шло как надо; ведь я родился, сэр, в созвездье Рака: и все мои дела теперь лишь пятятся назад».

Величественным гекзаметром записана астрология Данте. Мы следуем за ним в просторы Вселенной:

...предо мной возник
Знак, первый вслед Тельцу, меня вбирая.
О пламенные звезды, о родник
Высоких сил, который взлелеял
Мой гений, будь он мал или велик!
Всходил меж вас, меж вас к закату реял
Отец всего, в чем смертна жизнь, когда
Тосканский воздух на меня повеял;
И мне, чудесно взятому туда,
Где ходит свод небесный, вас кружащий,
Быть в вашем царстве выпала чреда.

«Для Данте астрология была благороднейшей из наук», — пишет Х.Фландерс Данбар. «Для Данте, — продолжает она, — принцип рождения индивидуальности основан на влиянии планет и звезд или, более точно, на том Разуме, которым они движимы. Эго, непосредственно созданное Богом, в момент соединения с телом попадает под влияние звезд и рождается подобно оттиску печати на воске. У Бога нет любимчиков, все влияния звезд хороши. Именно гармонизация и пропорциональное распределение этих качеств в их истинной взаимосвязи и делают ту или иную личность более или менее совершенной. Похоже, что современный читатель с его упрощенным пониманием астрологии упускает многое из того, что имел в виду Данте... Астрология — это гораздо более сложная наука, чем знакомые многим брошюрки с предсказаниями на месяц».

Гете некоторое время занимался как теорией, так и астрологической практикой. Он начинает свою автобиографию такими словами: «Я появился на свет 28 августа 1749 года в полдень, когда часы пробили двенадцать, во Франкфурте-на-Майне. Звезды располагались гармонично: Солнце находилось в знаке Девы и было в тот день в кульминации; Юпитер и Венера смотрели дружественным взглядом, и Меркурий не был неблагоприятным; отношение Сатурна и Марса было нейтральным; лишь Луна, которая была уже полной и только что достигла своего планетарного часа, изливала всю свою силу оппозиции. Поэтому она сопротивлялась моему рождению, которое не могло свершиться до тех пор, пока не миновал этот час. Эти благоприятные аспекты, которые впоследствии толковались астрологами как весьма удачные, возможно, и помогли мне войти в этот мир».

«Разве христиан и язычников, иудеев и варваров, поэтов и философов не объединяет то, что все они находятся под влиянием звезд?» — пишет сэр Вальтер Скотт.

Ни одна из наук не представлена более яркими именами. Как считает Торндайк: «В истории науки Римской империи среди других выделяются три величайших имени: Плиний, Гален и Птолемей». Не стоит и говорить, что все эти выдающиеся мыслители не только допускали мысль о влиянии планет на жизнь человека, но и вписали свои имена в историю астрологии.

Не менее известны, конечно же, и имена других астрологов-ученых, таких, как отец медицины Гиппократ, архитектор Витрувий, математик Плацидус, мученик Джордано Бруно, математик Джеронимо Кардано, Коперник, Галилей; Гассенди, Тихо Браге, Региомонтан, Кеплер, Хайгенс и С.Фламмарион — астрономы, бенедиктинский монах Роджер Бэкон и сэр Фрэнсис Бэкон, отец современной науки; барон Напье из Мерчистауна, изобретатель логарифмов; Фламштед, первый королевский астроном и основатель Гринвичской обсерватории; сэр Элиас Эшмол, основатель Эшмолского музея в Оксфорде, и сэр Кристофер Хейдон, написавший большой трактат в защиту юдициарной астрологии.

Гиппократ предсказал великую чуму в Афинах, и это произошло. Старая женщина, не знавшая разницы между астрономией и астрологией, пришла в Гринвичскую обсерваторию, чтобы найти узел с бельем, который она потеряла. Фламштед составил карту на этот час, и белье было найдено именно в том месте, которое он указал. «В традициях астрологии, — писал сэр Френсис Бэкон, — характер и склонности людей с большой точностью определялись по доминированию тех или иных планет». Тихо Браге признает, что «звезды управляют судьбой человека».

Винн Весткотт пишет, что с периода ранних римлян «и до Кеплера, который умер в 1630 году, можно сказать, что каждый астроном был до определенной степени и астрологом». Элиас Эшмол часто выступал на ежегодных астрологических праздниках. Несмотря на то что сэра Исаака Ньютона обычно не считают защитником астрологии, он пришел к изучению астрономии благодаря интересу, возникшему при чтении книг по астрологии. Есть свидетельства, что когда астроном Галлей, известный благодаря названной в его честь комете, пренебрежительно высказался об астрологии, Ньютон мягко заметил: «Я изучал этот предмет, мистер Галлей, а вы — нет».

Возможно, здесь уместно упоминание о трех астрологических прогнозах, подлинность которых не вызывает ни малейшего сомнения. Архиепископ Сант Эндрюс, у которого было заболевание, поставившее в тупик английских врачей, в 1552 году послал на континент прошение в надежде получить помощь математика-астролога Джеронимо Кардано. После составления прелату гороскопа, с помощью которого было выявлено и излечено его заболевание, Кардано уехал со словами: «Я могу вылечить вас от Вашего заболевания, но не могу ни изменить Вашу судьбу, ни предотвратить то, что Вы будете повешены».

Восемнадцать лет спустя этот священник был повешен по приказу комиссии, назначенной Марией, королевой Шотландской. По дороге домой, проезжая Лондон, Кардано был также приглашен составить натальную карту для короля Эдуарда Шестого.

Второй из примеров относится к знаменитому пророчеству выдающегося астронома Тихо Браге. Исследуя в 1577 году великую комету, Браге пришел к выводу, что «на севере, в Финляндии, будет рожден принц, который нанесет урон Германии и сгинет в 1632 году».

Время подтвердило правильность этого прогноза. В Финляндии родился принц Густав Адольф, причинивший Германии большие разрушения во время войны тридцатых годов и умерший, как и предсказывал астроном, в, 1632 году. В «Британской Энциклопедии» это обстоятельство комментируется следующим образом: «То, что это пророчество сбылось во всех своих подробностях, предполагает, что у Тихо Браге были для этого предсказания определенные основания».

Третий пример взят из «Эссе о пророчествах» лорда Бэкона. Его светлость пишет: «Когда я был во Франции, я слышал от одного из докторов Пена, что королева-мать, которая интересовалась занимательными вещами, попросила составить гороскоп короля, ее мужа, под вымышленным именем; и астролог предсказал, что тот будет убит на дуэли, над чем королева посмеялась, думая, что ее муж выше всяческих вызовов и дуэльных поединков. Тем не менее он был сражен в поединке обломком копья Монтгомери, пробившим бобровый воротник его накидки».

Довольно большое число теологов не считали астрологию несовместимой со своими религиозными убеждениями. Едва ли необходимо предъявлять свидетельства наличия астрологических принципов в священных писаниях языческого и христианского миров. Священные рукописи браминов, даосов, ламаистов и представителей прочих вероисповеданий изобилуют примерами, подтверждающими факт влияния небесных тел. В Библии евреев и христиан тоже содержатся свидетельства увлечения наукой о влиянии звезд и точности астрологии, начиная со звезд, противостоявших Сисаре, и заканчивая утренней звездой Апокалипсиса. Кроме святых пророков и Спасителей мира вспоминаются несколько имен. То, что Альфонс Великий говорит об Иисусе Христе, справедливо и в отношении других Спасителей, а именно тех, история которых написана в звездах. В этот список входят Ориген, Антигон Никейский и Биде, прозванный преподобным святым Августином, который признавал точность астрологии, однако относил эту науку к дьявольским силам. И Альберт Великий канонизированный священник и архитектор, и его последователь, великий святой Фома Аквинский, один из наиболее просвещенных средневековых святых, признавали влияние планет на мирские дела. «Все, что порождает Природа и создает мастерство, — писал Альберт Великий, — управляется небесными силами». А святой Фома Аквинский добавляет: «Небесные тела являются причиной всего, что происходит в этом подлунном мире». Далее идут Маймонид, Филипп Меланчтон, преподобный Батлер, «протестантский слуга Истины, старой католической и апостольской веры Англии», и Якоб Бёме, провидец из Сайденбурга, не считая его преосвященства кардинала Дюка де Ришелье и великого иезуитского ученого Атанасия Кирхера.

Среди святых прорицателей можно назвать нескольких астрологов-свяшенников: Сикст IV, Сильвестер, Иоанн XX, Юлий II, Александр IV, Лев X, Павел III, Климент VII и Каликст III. По мнению Темпла Хангада, домашний астролог Лоренцо Великолепного Марсилио Фицино, составляя гороскопы детей этого знаменитого представителя рода Медичи, предсказал, что маленькому Джованни уготовано судьбой стать папой римским. Когда это свершилось, Джованни вступил в лоно святой церкви как папа Лев X, он покровительствовал астрологии и свято верил в эту древнюю науку.

Папа Юлий II тоже короновался в день, указанный в астрологическом предсказании; Сикст IV назначал аудиенции в соответствии с планетарными часами; а о Павле III говорили, что он никогда не проводил консисторий (церковных судебных разбирательств) в часы, когда небесные тела не были к этому благосклонны.

Правители, государственные деятели и военачальники, верившие в астрологию и сверявшие свои земные дела со звездами, были столь многочисленны, что здесь мы ограничимся лишь несколькими особо выдающимися личностями. Четыре величайших за все время истории завоевателя: Александр Македонский, Юлий Цезарь, Чингисхан и Наполеон I — свято верили в то, что миром правят Небеса. Мудрецы-брамины открыли Александру не только час его смерти, но и причину смерти — он должен был погибнуть от чаши. Когда Александр достиг стен Вавилона, астрологи предостерегали его, чтобы он туда не входил. Они сказали: «Беги от этого города, ибо тут правит твоя роковая звезда». На Александра это предостережение произвело глубокое впечатление, и на какое-то время он повернул в сторону от Вавилона. Но позже он все же вошел в этот город, где и встретил свою смерть. По свидетельству Луцилия, Цезарь сверялся с расположением звезд при подготовке к битвам. Математик Спурина предупреждал неуязвимого Юлия, что во время мартовских ид Марс предвещает угрозу. Чингисхан назначал астрологов на почетные должности в своей свите, и один из них, китаец Йе Ли Чутсай, был его постоянным советником во время победного шествия Чингисхана по миру. Наполеон показывал свою путеводную звезду своему дяде, кардиналу Фешу, но сей достопочтенный священник не был достаточно проницательным, чтобы поверить в это. Первый император Франции настолько верил в «указания светил», что часто просил совета у известной французской провидицы мадемуазель Ленорман.

В подтверждение способностей этой замечательной женщины следует напомнить, что она неоднократно отговаривала его от похода на Россию и предупреждала об опасности этого шага. Поражение Наполеона в значительной степени обусловлено его тщетной попыткой перехитрить Сатурн, который поднял его, но только для того, чтобы низвергнуть. «Валленштейн, вопрошающий в своей крепости о предзнаменованиях судьбы; Жозефина, вовсе не повелительно простирающая свои руки к мрачному предсказателю; Наполеон, верящий в судьбоносную звезду и следующий ее указаниям от триумфа к триумфу, пока она не вспыхнула “звездой под Аустерлицем”, — эти и подобные им примеры оказывают странное, возбуждающее действие на чувства, которое нельзя в полной мере объяснить ни значительностью интересов, ни высоким положением лиц, имевших это увлечение».

Дарий, император Персии, полагался на слова своего почтенного астролога Аль Хакима, что означает «наимудрейший». Среди прочих Аль Хаким написал книгу «Юдиция Гимаспис», в которой «он предсказывал, что появится Иисус; и будет рожден Мухаммед; и край волхвов будет уничтожен, и т.д.»

Среди арабов появлялись великие ученые-астрологи, к знаниям которых зачастую прибегали правители государств. Такие имена, как ал-Кинди, Абу Машар, Тебит бен Корат и Разес, для западных ученых значат немного. Но у мусульман эти астрологи были признаны людьми исключительных достоинств. В анналах истории Оттоманской империи записано, что «расцвет Турции произошел благодаря святому звездочету, который предсказал, что Осман I будет ярчайшей из звезд Востока и что его потомки будут править более чем в семи областях». Последователи Османа также покровительствовали астрологии до начала правления прославленного Сулеймана II, под чьим умелым руководством Оттоманская империя достигла зенита своего могущества.

Средневековая Европа унаследовала свою астрологию от арабов и Римской империи. Испанские мавры культивировали это учение, которое стало неотъемлемой частью научного образования. Астрология, по свидетельству Альфонса Кастильского, прозванного «Мудрым», является одной из вольных наук, «и, таким образом, в соответствии с законом тем, кто владеет ею и обладает истинным пониманием этой науки, предоставляется свободная практика: так как выводы и предсказания, которые делаются с ее помощью, получены при изучении естественного хода планет в соответствии с книгами Птолемея и других мудрых мастеров, трудившихся в этой области». Расцвет европейских государств, которые на протяжении веков со взаимным подозрением наблюдали друг за другом, дал огромный толчок узаконенной астрологии. В Средние века астрология получила признание ученых. Она преподавалась в крупных университетах Пармы, Болоньи и Сапьензы. Город Флоренция содержал городского астролога, так же как современные муниципалитеты содержат врача. Мелкие князья и феодальные лорды нанимали своих «мерлинов». Таким образом, астрология стала наиболее весомой силой в национальной политике; в настоящее же время она более или менее применяется лишь в области торговли. Даже для того чтобы хоть вкратце представить историю астрологии с темных веков до настоящего времени, потребовались бы целые тома. Поэтому мы ограничимся всего лишь некоторыми примерами, выбранными более или менее произвольно.

Сэр Генрих Корнелий Агриппа был астрологом Чарльза Первого Французского, но потерял этот пост из-за того, что постоянно предсказывал неудачи. Говорят, что король Франции Карл Седьмой посещал занятия по астрологии. Екатерина Медичи была довольно сведущей в небесных науках и покровительствовала Нострадамусу, самому известному французскому астрологу и врачевателю Генриха Второго и Карла Девятого. Пророчества Нострадамуса, «выпущенные брошюрой, читались по всему миру. Несмотря на то что он умер в 1566 году, в его предсказания верили до восемнадцатого столетия, а в начале столетия по указу папы продажа этих буклетов, как пророчащих падение папства, была запрещена». Нострадамус также предсказал великий пожар в Лондоне в 1666 году, Французскую революцию и пришествие к власти Наполеона за столетия до того, как произошли эти события, а в случае с Наполеоном дал довольно точное описание этого человека и его характера. Предсказание Нострадамусом пожара в Лондоне звучит следующим образом:

И кровь людская прольется,
Так потребует рок,
И гарью пожар пронесется
В Лондоне, в год трех шестерок.

Когда королева Анна Австрийская, жена Людовика Тринадцатого, разрешилась наследником престола, впоследствии Людовиком Четырнадцатым, составить гороскоп молодого принца прибыл знаменитый немецкий астролог. После составления карты астролог сказал всего лишь три слова: «Божественный, суровый, счастливый». Ничего больше и нельзя было сказать, так как эти слова более чем правдиво характеризовали правление Людовика Четырнадцатого. По достижении более зрелого возраста Людовик Четырнадцатый тоже проявлял любительский интерес к науке о звездах.

Людовик XI консультировался у астрологов Анджело Катто и д'Алмонсара и по-королевски содержал при дворе известного астролога Галеотти Мартиуса.

Последний описывается сэром Вальтером Скоттом следующими яркими красками: «Марти был не из тех аскетичных, иссушенных, бледных приверженцев мистических учений прошлого, которые смотрели туманным взглядом поверх огня полуночного очага и изнуряли свои тела наравне с полярным медведем. У него были мускулистые руки, и он был известным борцом. Его апартаменты были прекрасно меблированы, и на большом дубовом столе лежало множество разнообразных астрологических и математических инструментов затейливой ручной работы, сделанных из самых дорогих материалов. Его серебряная астролябия была подарком правителя Германии, а его лестница Иакова из эбонита с золотыми ступенями была знаком внимания правящего папы. Это был высокий, грузный, но все же статный мужчина. Его черты, хотя и несколько крупноватые, были исполнены достоинства и благородства, а его темной роскошной длинной бороде мог бы позавидовать сам Самсон. Он был одет в домашний халат из богатейшего генуэзского бархата с просторными рукавами, застегнутыми золотыми пряжками и отороченными соболиным мехом. Этот халат стягивался посредине широким поясом из чистого пергамента, на котором по кругу малиновым цветом были изображены знаки зодиака».

Знаменитый итальянский астролог Гвидо Бонати был известен удивительной точностью своих предсказаний. Оказавшись в осажденном итальянском городе, он совещался с главным военачальником, графом Монсеррат, относительно подходящего времени для атаки осаждавших. В конце концов Бонати вычислил благоприятный момент и объявил, что вылазка должна быть успешной, но неблагоприятный аспект показывал, что граф может получить легкое ранение колена. Астролог был так уверен в этом, что, сопровождая графа в этой вылазке, взял с собой необходимые перевязочные материалы.

Предсказание исполнилось до последнего слова. Враг был повержен, но в рукопашной схватке граф получил легкое ранение, в точности как описывал Бонати, и вызвал астролога с его корпией и бинтами. У нас нет письменного подтверждения высказывания Бонати: «Я же говорил!», — но для этого был великолепный повод.

Астрологи были также важными особами в суде Англии. Чарльз I и Оливер Кромвель во времена бедствий обращались к звездам. Даже добрая королева Бесс «твердо придерживалась веры в астрологию». Предполагается, что лорд Берлих составил натальную карту Елизаветы, а прославленный доктор Ди из Мортлейка «определил дату ее коронации на основании цифр, вычисленных по просьбе Дадли». Елизавета так высоко почитала ученость доктора Ди, что сделала его канцлером собора Святого Павла.

Известный английский астролог Уильям Лилли был вызван в палату общин, где у него хотели узнать причины чумы и ее виновников, а также причины великого пожара в Лондоне, поскольку эти события были предсказаны им пятнадцать лет назад. Уильям Лилли ответил, что он не смог обнаружить какой- либо причины и случившееся следует приписать непосредственно указующему персту Господню. О своей судьбе справлялся у Лилли король Чарльз I, и ему был дан совет, чтобы в целях безопасности он отправился на Восток. Вместо этого король поехал на Запад, что закончилось весьма печально, как свидетельствует о том история. В знак признания астрологических способностей Лилли король Швеции Карл Десятый вручил ему золотую цепь и медаль.

Астрология играла определенную роль в становлении Соединенных Штатов. На собраниях, которые посещали Джордж Вашингтон и Бенджамин Франклин, обычно в роли советника присутствовал один человек, обладавший астрологическим опытом. Ходят также слухи о том, что Томас Джефферсон собирал гороскопы знаменитых людей.

Философы, историки и мистики не только допускали разумность астрологии, но многие занимались ею. Все прочие либо убеждались на собственном опыте в правдивости астрологии, либо с симпатией изучали труды старых мастеров. Этот список довольно внушителен и включает имена Фалеса, Анаксагора, Анаксимандра, Геродота, Пифагора, Гераклита, Платона, Аристотеля, Эдокса, Сенеки, Цицерона, Иосифа, Филона Александрийского, Евсевия, Диодора, Варрона, Порфирия, Плотина, Прокла, Ямвлиха, Понтия, Тацита, Апулея, Аполлона Тианского, Парацельса, Бульвера-Литтона, Спинозы, Лейбница, святого Германа, Калиостро, Элифаса Леви и Блаватской. Даже Декарт был вынужден, пусть и нехотя, признать точность астрологических предсказаний. Фалес предсказал затмение, которое остановило битву между мидийцами и лидийцами. А в подтверждение того, что и философы могут быть богаты, он составил гороскоп на урожай оливок и быстро нажил состояние.

Возвращаясь к пророчествам, напомним слова Цицерона: «Следует признавать существование силы предсказаний... Мы видим ее, мы слышим ее и читаем о ней. И наследуем ее от наших прародителей». Е.П. Блаватская пишет: «Астрология является такой же непогрешимой наукой, как и сама астрономия, однако при условии, что ее интерпретация должна быть тоже непогрешимой... Астрология нуждается в астрономии тоже, как психология в физиологии». Ричард А.Проктор тоже замечает: «Ни одна из рас древности не поднялась выше определенного уровня цивилизации без развития веры во влияние небесных тел и без изобретения систем толкования воздействия планет».

Об астрологии, как и о дельфийском оракуле, можно сказать, что она «разоблачила многих тиранов и предсказала их судьбу. С ее помощью многие несчастные были спасены от гибели и многим попавшим в затруднительное положение был подсказан правильный путь. Она вдохновляла на полезные начинания и способствовала продвижению прогрессивных идей. Ее нравственное влияние было на стороне добродетели, а политическое — благоприятствовало развитию свободы общества».

Гонимая как колдовство в одной эпохе, высмеиваемая как шарлатанство — в другой и поднявшаяся до величайших почестей в наиболее благородные времена, астрология пережила многочисленные «физические изменения в нравственном и интеллектуальном мире». Подобно фениксу из древней легенды, астрология снова и снова победоносно возрождалась из пепла. Поносимая и оклеветанная софистами всех времен, но отстаивающая свои позиции и поддерживаемая самой Природой, астрология все еще прославляется своими звездами, и сейчас, в двадцатом столетии, можно с уверенностью сказать, что об астрологии знает весь цивилизованный мир.