Мэнли Пальмер Холл
АСТРОЛОГИЯ: КЛЮЧИ К ПОЗНАНИЮ

История астрологии

Астрология греков

Самые первые свидетельства об астрологии у греков встречаются у Платона. Они изложены лишь в общих чертах, но у Теофраста были более точные данные... Астрологию принесли в Грецию стоики, и главным образом Посидоний..
Джон Бернет


Маг Нектанеб был последним из урожденных правителей Египта. Он был обучен всем трансцендентным искусствам и уделял много времени занятиям астрологией. Оккультные знания позволяли Нектанебу разоблачать многочисленные заговоры, которые замышлялись против него. Он изготовлял статуэтки из воска и глины и расставлял их на огромном столе в виде армий, вовлеченных в битву. Затем, с помощью магии и заклинаний, он делал так, чтобы его собственное войско побеждало другую группу, которую он считал вражеской. Таким образом Нектанеб управлял исходом сражений, и живые люди на поле битвы в малейших деталях повторяли те действия, которые маг перед этим инсценировал со своими армиями из глины.

Описывается множество подробностей из жизни этого необычного и удивительного человека. В конце концов Нектанеб был выслан из Египта, поскольку боги этой страны более не оказывали помощи в его магических действиях. Тогда он поселился среди македонцев и под прикрытием бога Амона плел паутину чар вокруг Александра Великого, чье обращение к «божественному» источнику, вероятно, и было вызвано этими обстоятельствами. Когда пришло время родов царицы, Нектанеб присутствовал в роли астролога. Стоя рядом с ней, он вычислял положение небесных тел и молил, чтобы ей позволили принести в мир этого ребенка». При рождении Александра вздрогнула земля, небеса заполыхали огнем и гром раздался из глубин. В тот миг, когда родился ребенок, Нектанеб воскликнул: «О царица, Вы дали жизнь повелителю всего мира!»

Благородство и красота ума Платона полностью оправдывают публикацию его гороскопа в качестве наиболее замечательной страницы этого древнего учения, а также высокая оценка его трудов всеми цивилизованными людьми и тот немаловажный факт, что мы обязаны ему первым упоминанием об астрологии в греческой литературе. Юлий Фирмик Матерн произвел вычисления гороскопа этого выдающегося человека в четвертом столетии нашей эры. Схема его натальной карты такова: «Если ассендант будет в Водолее, с Марсом, Меркурием и Венерой, расположенными там, и если Юпитер затем будет размещен в седьмом доме, имеющем своим знаком Льва, а во втором — Солнце в Рыбах и Луна в пятом доме, мы видим ее тригон к ассенданту, а Сатурн находится в девятом доме, возвышающийся в Весах; такое построение изображает человека, который может толковать божественные предписания, он наделен даром поучительной речи и силой божественного ума и создан небесами таким образом, что, умело проводя диспуты, может постичь все тайны богословия».

Гороскоп, составленный Фирмиком, чрезвычайно правдоподобен. Знак, в котором находится Солнце, благосклонен к физическому появлению Платона, так же как и ассендант допускает прекрасные качества его ума. «Аристотель называл его “Плато” (что означает “широта”, подразумевая широту его натуры, а некоторые считают, что ширину его плеч)». Нинтес относит это название к ширине его лба. Юпитер, покровитель Рыб, находясь в силе, дарует «божественную внешность», и, согласно Есицию, благодаря его величественности и чувству собственного достоинства философа называли Серафимом.

Водолей называют знаком искателей истины, и о Платоне, как ни о ком другом, можно сказать, что он жил только для истины. Ясность ума Платона, искренность и чистота его устремлений, способность к синтезу, которым отмечены его умение классифицировать факты, гуманность и разумность его души — все эти качества, многократно усиленные его огромнейшей эрудицией, представляют собой образец высокоразвитого Водолея.

Присутствие трех планет — Венеры, Меркурия и Марса — в первом доме обуславливает особенности его характера. Венера одарила его блистательностью речи (его «великое ораторское искусство» отмечают несколько авторов), физической красотой («у этого человека не было внешних недостатков»), а также любовью к изящным искусствам. Декарт утверждает, что Платон учился писать кистью, уделял много времени поэзии, а о красоте его речи говорили, что когда он был ребенком и спал, пчелы наполнили медом его уста. Меркурий даст плавность и быстроту письма, способность дискутировать и приводить доказательства, а также повышенную одаренность; вот что Стэнли говорит о Платоне: «...он своими многочисленными изобретениями, относящимися как к миру вещей, так и к миру слов, сделал огромный вклад как в учения, так и в языки». Платон превосходил других в геометрии, грамматике и риторике, создал множество терминов, которые и по сей день применяются в этих науках. Марс придает физическую силу, прививает любовь к дискуссиям и силу убеждения. Платон был очень умелым борцом и принимал участие в Пифийских играх. Говорят, что на войне он, по крайней мере однажды, «сражался лучше всех воинов». Он блестяще отстаивал свои идеи и бесстрашно высказывал свое мнение в дискуссиях и дебатах, приводя свои доводы и добиваясь окончательного признания. К философу в равной мере можно отнести и оставшуюся часть гороскопа. Платон умер в самом почтенном возрасте, прожив идеальное число лет, а именно девять, умноженное на самое себя.

Астрософия Платона была ключом к порядку и устройству Вселенной. Для него звезды были «священными и вечными, неизменными созданиями». В «Республике» он описывает музыку сфер семи планет и восьмой сферы — музыку застывших звезд. Он также упоминает о «веретене Неизбежности, вокруг которого вращается все». Теория платонизма выражает теорию прохождения души сквозь орбиты планет в земную сферу развития. Однажды, по воле обстоятельств, душа подвергается влияниям звезд, которые увлекают ее вниз, в страдания, и она должна освободиться от этого влияния, совершенствуя свой разум и все то, что поистине гуманно и божественно. Вселенная — это один обширный механизм, подчиненный Высшему Разуму и увековечивающий себя через повторяющиеся периоды воспроизводства и отдыха. Известный отрывок из Тимея, являющийся источником учения о критических годах, касается тех огромных временных циклов, которые Макробий называет большим земным годом, или полным обращением. «Однако в то же время, — пишет Платон, — не менее вероятно, что какое-то идеальное количество времени составит в таком случае идеальный год, когда быстрота обращения всех восьми периодов будет заканчиваться одновременно, то есть согласованно друг с другом, так как они измеряются окружностью, которая строится точно так же (то есть в соответствии со сферой фиксированных звезд)».

В своих комментариях к учению Платона Прокл отмечает, что длина большого года определяется соединением планет. Он замечает, что знак Рака в гороскопе мира является господствующим и что периодом Вселенной является то время, которое должно пройти между соединениями всех планет в этом знаке. Обширный промежуток времени между такими большими циклами подразделяется на некоторое число меньших периодов, каждый из которых вытекает из другой гармонии небесных тел и отличается от других теми изменениями, которые он вызывает в производительности природы. «Разные периоды, в которых происходят эти изменения, — пишет Томас Тейлор, — довольно точно названы Платоном периодами плодородия и бесплодия, поскольку в эти периоды люди, животные и растения бывают либо плодородными, либо бесплодными. Так, например, в плодородные периоды человечество будет и более многочисленным, и в целом будет превосходить как в умственном, так и в физическом плане людей бесплодного периода. То же распространяется и на животных, и на растения. И хорошо известный прославленный героический век был также результатом одного из этих плодородных периодов, в котором многие отдельные люди поднялись над человеческой массой как в практической деятельности, так и в умственном развитии».

Относительно циклов обращения Вселенной Платона Торндайк отмечает, что, возможно, это утверждение в Тимее «предполагает астрологическое учение о великих годовых циклах, о том, что история начинает повторяться во всех своих подробностях, когда небесные тела вновь занимают первоначальное положение». Аристотель соглашается со своим учителем в том, что признает небесные тела сверхгуманными, разумными и неделимыми божественными сущностями. Разница между такой точкой зрения и астрологией почти неощутима, поскольку, согласно Диодору, халдеи учили, что «каждое событие в Небесах имеет свое значение как часть вечного божественного замысла». Теофраст, который был преемником Аристотеля в школе перипатетиков, еще более выразительно высказывался о своем восхищении астрологией. Прокл приводит следующее высказывание: «Наиболее необычным в его (Теофраста) столетии были знания халдеев, которые предсказывали не только события, представлявшие общегосударственный интерес, но и жизнь, и смерть отдельных людей».

Сенека соглашается с халдеем Бероссом, который заявил, что «когда все звезды находятся в соединении в знаке Рака, получается универсальная конфигурация, а во второй раз — когда они все объединяются в Козероге».

Звездная философия греков, вероятнее всего, произошла от азиатской. Мы не можем сделать ничего лучше, чем принять выводы Стенли о происхождении греческого учения, который писал: «Несмотря на то что некоторые греки считали свой народ родоначальником философии, наиболее образованные из них признавали, что она пришла с Востока. Не считая тайных традиций афинян, относившихся к Мусею, тибанцев, относившихся к Линию, и тракийцев, касавшихся Орфея, совершенно очевидно, что греческая философия происходит от Талеса, который, путешествуя на Восток, первым принес оттуда в Грецию естественные науки, геометрию, астрологию, и посему его, а также еще шестерых, внесших большой вклад в развитие нравственности и политики, называют “Мудрыми”».