Марк Манилий
АСТРОНОМИКА

Книга Вторая

Величайший поэт (1) вдохновенно воспел войну с потомками Ила (2), царя и отца пятидесяти царей, битву Ахилла с Гектором (3), и с Гектором павшую Трою; скитания вождя (4), терпевшего гнев владыки морей столько лет, сколько длилась война, новые битвы, воскрешение Пергама в море и последнюю схватку в родном доме, наводнённом чужаками. Те многие, что объявили поэта своим земляком, лишили его отечества; те многие, что прибегали к излитому из его уст потоку, отводя его воды в свои скудные земли, стали богаты достоянием одного. Близкий к нему Гесиод (5) поведал о богах и предках богов, Хаосе, родившем Землю, детстве мира, первых неверных движениях звёзд, древних титанах, колыбели Юпитера (6), ставшего мужем и братом, и отцом, не имевшего матери; о Вакхе (7), вторично рождённом из тела отца, божествах лесов, таинственных Нимфах. Он сказал о сельских культах и законах, о войне человека с землёй, о любви Вакха к холмам, Цереры плодородной – к долинам, Паллы – к тем и другим (8); о скрещивании разных деревьев и плодах этого недозволенного союза; и, что возможно лишь в мирное время, определил пути светил сквозь пространство, дополнив величественную картину природы. Другие пели о вращении и происхождении созвездий, Персее и Андромеде, страданиями искупавшей вину матери и спасавшей отца; о похищенной дочери Ликаона (9); о взятых на небо Юпитером: <в благодарность> Синосуре (10) – за заботу о нём, Капелле (11) – за её молоко, Лебеде – за облик (12), Эригоне – за благочестие (13), Скорпионе – за удар хвостом (14), Льве – за шкуру (15), Раке – за укус (16), Рыбах – за превращение Венеры (17); о вожде созвездий Овне (18), победителе моря (19), других, разного происхождения созвездиях, обходящих небо постоянным своим путём. Но в этих песнях нет ничего, кроме сказок о небе, украшенном землёй, которая от него зависит. Сын Сицилии (20) поведал о пастушеских обрядах и флейте Пана; он пел лесам не лесную песнь, сеял нежные чувства на грубой земле, приводил Муз в хижины. Были такие, кто говорил о птицах, борьбе с хищниками, и тот, кто поведал о ядовитых змеях, фатальном аконите (21) и травах, несущих смерть и жизнь в своих корнях. Иные вызывали ужасный Тартар (22) из тьмы ночи на дневной свет, переворачивали мир, нарушали законы природы, выводя наружу скрытое в глубине. На все темы слагаются гимны в честь мудрых сестёр, утоптаны все тропы, ведущие к вершинам Геликона (23), замутнены воды его источников и не хватает капель для толп, заполняющих их берега. Поищем же девственных лугов, трав, покрытых росами, скрытых родников, журчащих в укромных пещерах, не потревоженных ни клювом птицы, ни лучом Феба. Никому не должен я буду слов моей песни, ибо спою о своём; лишь собственным трудам обязан я знанием, о коем поведаю. Один поднимаюсь я в небо на своей колеснице, на своём корабле пересекая моря. Я воспою скрытую мощь разума природы, божества, живущего в небесах, в земле, в океане, объединяющего и организующего здание мира. Благодаря ему всё живёт в гармонии и согласии, движется согласно мудрым правилам, исполненное единым духом, всёпроникающим и вездесущим, являет собой единый стройный организм. Ибо если бы мир не состоял из согласованных частей, послушных единой воле, и провидение не распоряжалось бы его мощью, Земля не имела бы стабильности, звёзды – своих путей; небеса застыли бы, инертные, или блуждали бесцельно; созвездия не шли бы указанным им курсом, день не сменял бы ночь, дожди не питали бы землю, ветры – эфир, моря – тучи, реки – воды подземных глубин, а те – родники и источники. Сумма вещей не оставалась бы постоянной. Мудрость творца устроила так, что воды моря не иссякают, земля не проваливается в океан и вращающиеся небеса не становятся ни больше, ни меньше, чем должно. Движение поддерживает, а не меняет структуру пространства, заставляет всё сохранять свой порядок, следуя указаниям властителя. Бог и разум, всем правящий, организуют жизнь на Земле согласно небесным созвездиям. Звёзды далеки, но их влияние проявляется в том, что они сообщают людям их судьбы и жизненный путь и каждому особый характер. Доказательства рядом: небо распределяет время полевых работ, пору созревания и сбора плодов, движет море, то покрывающее, то обнажающее берега; океан не знает покоя, ведомый то приближающейся, то удаляющейся Луной, следуя законам годичного курса Солнца. Раковины в морских глубинах согласуют свои формы с твоим движением, Делия (24), и повторяют твои возрастания и убывания. И сама ты возвращаешь полученный тобою свет в повозку брата, а затем снова находишь его, и много даёт он тебе или мало, ты отражаешь, и от него зависит твоя звезда. Стада бессловесных животных Земли, хотя не знают ни себя, ни закона, обращают мысль по зову природы к родителю-небу и наблюдают звёзды. Они очищают тела при рождении серпа Луны, чувствуют приближение шторма и возвращение хорошей погоды. Кто после этого усомнится в существовании уз между небом и людьми, которых в желании возвысить Землю до звёзд природа наделила даром речи, сознанием и крылатым умом, к кому единственно явился Бог, в ком он живёт и ищет себя самого? Не говоря о прочих искусствах, к которым дан человеку завидный талант (дар, превышающий его достоинства), кто, не наделённый особым даром небес, мог бы познать небеса, постичь Бога, не неся Бога в себе? Кто мог бы удержать и сложить в своём узком мозгу громаду вращающейся бесконечности, хоровод светил, сияющее здание мира, вечную борьбу блуждающих звёзд и созвездий, не получив от природы дар видеть мысленным взором, не повернувшись разумом к небу, предуказавшему столь великую науку и зовущему к себе, к священному товариществу природы? Кто не счёл бы святотатством попытку овладеть небом против его желания и спустить его на Землю? Но длинно объяснение ясного; истинность излагаемого придаст достоверность изложению, ибо наша система никогда не обманывала и не обманывалась. Идя верным путём, доверься ему, и результат будет достигнут прежде, чем предсказан. Кто назовёт неверным то, что сделала верным Фортуна, и таким суждением решится перечить судьбе?

Эту тему хочу я, исполненный вдохновения, донести до звезд. Не в толпе и не для толпы создан мой стих: как если бы я одиноко мчался сквозь пространство, дав свободу повозке, и никто не пересёк бы мой путь и не следовал бы за мной, я буду петь о небе для неба, чтобы звёзды удивились и Вселенная ликовала под песнь своего поэта, и для тех очень немногих, кто достоин познать священное движение светил. Велики толпы почитателей богатства и золота, ищущих почестей, власти и роскоши, развлекающих себя нежными звуками, сладостными слуху, – дело ничтожное по сравнению с познанием судьбы. Но познание жребия – это тоже жребий.

Первым долгом скажу в моей песне о различии природы знаков в зависимости от рода: шесть из них женского пола и шесть мужского. Женские знаки начинаются с Тельца: видишь, как он, возвращаясь, встаёт задом наперёд. Знаки разного пола идут по кругу через одно (25).

В некоторых ты увидишь человеческие черты и свойства их схожи; другие имеют черты хищных или домашних животных. Некоторые знаки должны быть отмечены острым умом как одиночные: принадлежащее им неделимо; другие – парные; их сила зависит от взаимодействия партнёров: многое они забирают и добавляют и могут порой склонить чашу весов в пользу добра или зла. Парными являются и знаки Рыб и Близнецов с обнажёнными членами. Но руки вторых соединены навечно во взаимном объятии, первые же смотрят и повёрнуты в разные стороны. Схожие в двойственности, эти пары различны в сути, что и заметно. Это те из двойных знаков, кто радуется своей полноте и не удивляется ничему чужому в себе, и не оплакивает потерь, как другие, которым не хватает членов, или состоящие из чужеродных частей, как Козерог (26) или вечно держащий лук получеловек-полуконь: его нижняя часть не имеет ничего человеческого. (Это тоже должно быть отмечено в нашей мудрой науке, ибо природа двойственности важна: состоит ли знак из двух одинаковых фигур или из двух разных частей.) Эригону тоже причисляют к парным знакам, но по другой причине: в середине её знака кончается лето и начинается осень. Парные знаки всегда предшествуют тропическим: Овну, Клешням (27), Раку и Козерогу: соединяя разные сезоны, они обладают двойным влияниям. Так, один из идущих по звёздам впереди Рака Близнецов завершает цветущую пору весны, другой приносит летнюю сушь. Но оба раздеты, ибо оба чувствуют жар: один – поздней весны, другой – приближающегося лета; последний градус (28) первого равен началу второго. Стрелец, предвещающий твой приход, Козерог, также двойствен: мягкую осень оставляет себе человеческая часть знака, нижняя, звериная, возвещает холод зимы. Так, вид знака меняется со сменой сезона. И Рыбы, которых Овен высылает вперёд, говорят о смене времени года: одна завершает зиму, другая открывает весну. Когда возвращающееся Солнце пересекает водяное созвездие, весенние ливни сменяют зимние дожди; каждый вид влаги принадлежит своему члену двойного плывущего знака.

Три знака обратны остальным девяти, и род противоречия возникает в небе: Телец восходит задом наперёд, Близнецы вверх ногами, Рак первой поднимает над Землёй раковину, тогда как прочие встают прямо. Не удивляйся же, что Солнце задерживается в перевёрнутом знаке и медленно движет летние месяцы года.

Поспеши понять, какие знаки ночные, какие дневные и вывести верное правило: суть не в том, что одни видны ночью, другие днём делают своё дело (как мог бы ты заключить из названий, хотя каждый знак бывает в свой срок в вышине и ночные могут сопровождать светлый день, а дневные – освещать ночь), а в том, что создатель мира – природа отвела каждому навечно свои часы во владение. Ибо Стрелец, яростный Лев и владелец золотого руна, на которого он оглядывается, Рыбы и страшный ударом Скорпион, расположенные попарно на равном расстоянии друг от друга, зовутся дневными. Прочие, тоже соседствующие меж собой, перемежающиеся с первыми и равные им числом – ночные. Иные, однако, считают дневными шесть знаков подряд, начиная с Овна, а шесть, начиная с Весов, – ночными. Есть и те, кто думает, что дневные знаки мужского пола, а женскому началу приятно скрываться во тьме.

И без подсказки тебе должно быть ясно, что карабкающийся по лежащим на дне камням Рак и резвящиеся в волнах Рыбы происходят от Нептуна. Земле принадлежат вождь стад Телец и царь шерстоносного племени Овен, Лев, гроза их обоих, и охотящийся в кустах среди полей Скорпион. Некоторые знаки занимают промежуточное положение и смешивают оба закона: двуформное тело Козерога и урна Водолея равно несут в себе водное и земное начала.

Не оставляй без внимания ни одной мельчайшей детали, ибо ничто не существует зря и всё имеет свой смысл. Род Рака плодовит, как и род острохвостого Скорпиона, и заполняющих моря своим потомством Рыб. Бесплодны Дева и её сосед Лев; Водолей не получает семени, а получив, сразу изливает с водой из урны. Между ними среднее место занимают Козерог с его разнородным телом и натягивающий критский лук Центавр, родственный равняющим часы дня и ночи Весам Овен, Близнецы и Телец.

Не думай, что нет никакого смысла в том, что некоторые знаки природа изобразила бегущими, как Льва, Стрельца, Овна, с загнутыми рогами; некоторые – стоящими в изящных позах: Деву, Близнецов, опрокидывающего урну Водолея; иные сидят, устало задумавшись: Телец, сонный теперь, когда плуг оставил его плечи, Весы расслабились, достойно исполнив свой долг, ты, Козерог, – холод сковал твои члены. Есть и те, кто лежит: Рак – на раздутом животе, Скорпион – на гладкой груди, Рыбы – всегда на боку.

Если ты внимательно посмотришь на знаки, увидишь, что иным не хватает определённых частей: клешни Скорпиона обрываются у Весов, Телец хром на поджатую ногу, у Рака нет глаз, у Центавра есть только один, другой потерян. Так небо утешает нас в наших невзгодах, давая урок терпения, и, так как судьба определяется небом, и знаки бывают увечны.

Определённые знаки имеют определённую власть над определёнными временами года: Близнецы – над летом, осень приходит с Девой, зиму начинает Стрелец, весну – Рыбы. Каждому сезону принадлежат три знака; зимние противостоят летним, весенние – осенним.

Должно знать не только вид каждого знака и его индивидуальное влияние на судьбу, но и роль их объединений: знаки пользуются взаимной поддержкой и порукой согласно своей природе и расположению. Опоясывающий мир правовращающийся круг знаков на три равные части делит линия, состоящая из трёх равных отрезков и кончающаяся в точке, из которой вышла. Она образует то, что называют тригоном, ибо вершины трёх образованных ею углов опираются на три точки в трёх объединённых таким образом равноотстоящих друг от друга знаках. Овен равноудалён от Льва и Стрельца, встающих по обе стороны от него; Дева и Телец сочетаются с Козерогом; по тому же принципу объединяются в тригоны остальные знаки, так что примеров достаточно. (Однако есть разница между левыми и правыми знаками: левые знаки – следующие, правые – предваряющие; Козерог находится справа от Тельца, Дева – слева.) Знаки, в которые упираются концы четырёх равных отрезков, делящих круг на четыре равные части и сами отстоящие друг от друга на равные расстояния, образуют квадрат. Козерог смотрит на Весы, Овен видит впереди себя Козерога и держится на равном расстоянии от него и Рака, а Рак видим левым звёздам следующих за ним Весов. (Правым всегда зовут предшествующий знак.) Это, следовательно, ещё один способ соединения частей: из дважды шести знаков составляются три квадрата, силу которых я открою в должное время.

Но тот, кто думает, что достаточно рассчитать квадрат, образовав четырёхчастное деление круга знаков, или построить пятизначные стороны тригона (29), чтобы узнать силу союза созвездий, дружеские связи рождённых под их влиянием, вывести являемые звёздами законы природы, тот ошибается. Даже если построен треугольник, соединяющий стоящие на каждой пятой позиции знаки, т.е. имеющий по пять знаков на каждой стороне, рождённые в данный момент не смогут ощутить силу такого тригона: он отвечает названию, но не правилу отыскания верного положения и нумерации. Ибо круг знаков, по которому движется жар солнца, состоит из трёхсот и ещё дважды тридцати частей, и третьей части этого числа равна каждая сторона треугольника, на три равные части разделяющего этот круг (30). Но линия не отмерит нужного числа градусов, если ты соединишь знак со знаком, а не градус с градусом: если ты возьмёшь два знака, разделённые тремя другими, и соединишь левые звёзды второго с первыми предыдущего, ты отмеришь трижды пятьдесят градусов – число слишком большое для тригона, и твоя линия пересечёт территорию и сторону другой такой же фигуры. То есть, хотя знаки образуют тригон, части их могут не удовлетворять закону тригона. Та же ошибка возможна при построении квадрата (если из всего числа градусов круга трижды десять отведены каждому знаку и если ты проведёшь сторону квадрата от первого градуса ведущего знака к последнему градусу последующего, то она (сторона) отмерит дугу в дважды шестьдесят градусов; если же ты соединишь последнюю часть первого знака с первой частью нижележащего, между ними будут два знака, но только дважды тридцать градусов – третья часть нужной меры потеряется); хотя сами знаки верно будут сгруппированы в четвёрки, ошибка в обращении с градусами погубит результат вычислений. Мало, следовательно, верно определить составляющие тригон созвездия или четвёрки, образующие квадрат; знай: во втором случае дуга в сто градусов потеряет свою десятую часть (31), в первом возрастёт на пятую. Так велит закон. И какие бы точки ни соединяла четырёхчастная линия, если её отрезки образуют верные углы, какие бы места ни отмечала тройная линия на круге, покинутом её прямыми сторонами, здесь заключён данный природой закон общего союза, взаимная симпатия, право на взаимовыручку. Таким образом, не все рождённые пользуются общностью тригона, а знаки, составляющие квадрат, не всегда сохраняют общность интересов: есть разница между тем случаем, когда линия исчерпывает градусную меру окружности, и тем, когда она, разбиваясь на три или на четыре части, вынужденная следовать закону чисел, проходит по большому числу знаков, чем следует из правила круга.

Сила тригона гораздо больше силы образованного стоящими на четырёх местах знаками квадрата: линия, образующая квадрат, проходит на большей высоте и гораздо дальше от нас, сторона же треугольника больше отступает от неба, ближе опускается к нам, её взгляд достигает Земли и наполняет наш воздух своим влиянием.

Слаба связь между знаками, расположенными через один, не очень придерживаются они законов взаимовыручки: короткие отрезки соединяющей их линии стеснены узостью отведённого им пространства. Такая линия минует одно созвездие и, упираясь в другое, меняет направление и шестью отрезками охватывает мир; от Тельца следует к Раку, коснувшись Девы, упирается в Скорпиона, затем в тебя, хладный Козерог, и от близнецов-Рыб возвращается к Тельцу, встающему задом наперёд, кончаясь там, откуда начиналась. Другая линия, отмечая пропущенные первой знаки, минует названные мной прежде, и построенная ей фигура равна фигуре, образованной первой линией, количеством сторон. Знаки, соединённые через один, лежат как бы в нишах: слишком широки образуемые соединяющей их линией углы, так что, хотя и следуют за партнёрами, ни могут быть видимы друг другом лишь боковым взором, а потому как бы скрываются друг от друга: взгляд различает точнее то, что находится прямо впереди. И так как отрезки шестиугольника лежат вблизи поверхности небесной сферы, минуя лишь один знак, они далеки от нас, и влияние их связей ослабевает, достигая Земли. Но между лежащими в углах шестиугольника есть особый союз: шестичастная линия соединяет мужские знаки с мужскими, женские – с женскими. Природа связанных таким образом знаков сходна, и, как родственные звёзды, они соединены узами пола.

Знакам-соседям не дано пользоваться дружбой друг друга: может ли возникнуть симпатия меж теми, кто не видит друг друга? Их внимание обращено к дальним, хорошо видимым знакам. Опять-таки соседствуют между собой расставленные по кругу знаки противоположного пола, а женское и мужское всегда противоборствуют. Знаки, стоящие на шестых позициях, лишены взаимовлияния, ибо соединяющая их линия не может охватить круг, разбившись при этом на равные отрезки: две стороны пройдут мимо четырёх знаков каждая, третья же сторона не будет им соответствовать: ей не хватит места в круге.

Знаки, сияющие с противоположных сторон линии, проходящей через середину мира (всё небо лежит между ними), седьмые знаки, воздействуют друг на друга с огромного расстояния и отдаются войне или миру, смотря по тому, находятся ли с ними в данный момент звёзды согласия или зла (32).

Если хочешь узнать, какие знаки противоположны друг другу в круге, назвать их имена и расположение, помни: Козерог, знак зимнего солнцестояния, противостоит Раку, Овен – Весам (оба равняют длительность дня и ночи); когда Скорпион находится в высшей части пути, Телец опускается в нижнюю, Стрелец заходит при восходе Близнецов. Но сколь противны эти знаки по положению, столь близки они по природе: меж ними возникает взаимное согласие, ибо их пол одинаков; мужской пол ищет себе подобных, друг к другу тянутся знаки противоположного пола. Рыбы и Дева идут противным курсом, но держат взаимное согласие, и природа торжествует над расположением, хотя сама отступает перед законом времени: Рак противится тебе, Козерог, хотя оба вы женского пола*, как зиме противится лето: зима несёт холод, лёд и поля, белые от снега, лето – жар, пот и выжженные склоны холмов, а летние дни равны ночам холодных зим. Так в самой природе заложено противоборство, времена года противоположны друг другу. Не удивляйся же противоречиям, возникающим между соответствующими знаками. Однако звёздам Овна Весы не во всём обратны: осень и весна различны (одна несёт спелые плоды, другая – цветы), но суть их схожа: и там и там день и ночь равны; кроме того, оба времени года похожи тем, что смешивают в себе и разделяют друг от друга зиму и лето и, располагая по обе стороны от себя дни равной длины, смягчают воинственное противоборство других созвездий. Таков смысл, заложенный в различных знаках.

* См. об этом с. 55 и комм. 25 к кн. 2.

После всего сказанного о чём пойдёт речь? О божествах – покровителях созвездий, о том, кому какого бога назначила природа, дав великим добродетелям божественное воплощение, соединив в богах священные силы, дабы личность придала весомость понятиям (33). Паллада – покровительница Овна, Цитерея (34) – Тельца, Феб – стройных Близнецов, Меркурий – Рака, Юпитер и Мать богов (35) владеют Львом; Дева принадлежит Церере; Весы – сделавшему их Вулкану (36); воинственный Скорпион отдан Марсу, Диане – охотник (37), полумуж-полулошадь; Веста греет ущербные звёзды Козерога; напротив Юпитера – звёзды Водолея, принадлежащие Юноне; Нептун объявляет своими эфирных Рыб. Это знание очень пригодится тебе, когда в будущем ты мысленно помчишься среди созвездий и будешь везде и всюду искать аргументы в пользу нашей науки; тогда божественная сила поднимется в тебе и наполнит верой в небо человеческое твоё сердце.

Узнай, как поделено между знаками человеческое тело: на каждый его член определённые звёзды имеют особое влияние. Овен, как вождь, владеет головой; Телец – гордой шеей; руки и плечи – удел Близнецов; в груди царствует Рак; боками до плеч повелевает Лев; животом – Дева (это её законное царство); Весы управляют поясницей; Скорпион – пахом; Центавр (38) – бёдрами; Козерог – коленями; Водолей – щиколотками; Рыбы диктуют свой закон ступням.

Некоторые знаки имеют особую связь друг с другом и наслаждаются взаимным согласием; они обмениваются взглядами, слушают друг друга и так дружат или враждуют. Порой благосклонность существует между противолежащими знаками, соседи же воюют между собой; не связанные расположением знаки даруют пожизненные дружеские связи людям, рождённым под их влиянием, родившиеся под властью тригона постоянно соперничают и сражаются. Ибо Бог, установив для мира единый закон, распределил взаимные симпатии межу некоторыми звёздами, обратив друг к другу взгляды одних и слух других, и создал между ними дружественный союз; между некоторыми, видящими и слышащими друг друга, возникает чувство любви, или, наоборот, неприязни и вражды; другие благосклонны лишь к себе, ища везде подобие себя самих. То же свойственно людям: их природа так же разнолика, как и природа давших им жизнь созвездий.

Как и прилично вождю, Овен слышит лишь собственный голос; верит лишь своему мнению; он видит Весы, безнадёжно любя Тельца. Против него Телец плетёт сеть обмана; слушая сияющих за Овном Близнецов, он отдал сердце взгляду Девы; давным-давно, служа Юпитеру обликом, как бы приняв его в себя, он перенёс на себе Европу, державшуюся за его левый рог. Близнецы обращают слух к Юноше, вечно льющему воду для Рыб, сердца – к самим Рыбам, взгляд – ко Льву, Расположенные друг против друга Рак и Козерог друг другу отдают слух и взор, Водолей же пленён хитростью Рака. Лев взглядом соединяется с Близнецами, слухом – с равными себе в дикости Центавром, сердцем – со звездным Козерогом. Эригона смотрит на Тельца, слушает Скорпиона, сеть обмана плетёт против Стрельца. Весы внемлют лишь собственным суждения, видят Овна, душой же отдаются нижележащему Скорпиону. Тот смотрит на Рыб, слушает соседку Весов (39). Стрелец подчиняет слух могучему Льву, взглядом касаясь чаши Водолея, согласия же из всех звёзд ищет лишь с Эригоной. Козерог обратил взгляд к самому себе (кем, столь же прекрасным, мог бы любоваться он, сиявший в счастливый миг рождения Августа?), а слух его направлен к горящему в вышине Раку. Водолей слушает обнажённых Близнецов, призывает сердцем Рака, плывущего наверху, и смотрит на натянутый лук Стрельца. Рыбы обратили взор на яростного Скорпиона и склонны слушать Тельца. Вот связи, которыми природа одарила звёзды, создав созвездия. Так и рождённые под тем или иным знаком присматриваются или прислушиваются друг к другу, движимые то любовью, то ненавистью, расставляют друг другу сети или сами попадают в расставленные друг другом ловушки.

Тригоны также движутся противным курсом, и соединяющая их вершины линия ведёт их дорогой войны. Так  везде проявляется истинный порядок. Овен, Лев и Стрелец, соединённые тригоном, отвергают союз с Весами и членами их тригона: Близнецами и льющим поток Водолеем. Тому есть две причины: тройки знаков льют свет навстречу друг другу; вечно длится война между человеком и зверем. (Весы имеют человеческую природу, Лев – звериную.) И звери уступают, ибо разум побеждает грубую силу. Лев побеждённый сияет в небе; золотое руно дало место на небе Овну; нижняя часть Центавра уступает верхней – настолько выше человеческая сила. Не удивляйся же, что рождённые под тригоном Весов уступают детям противного тригона.

Не только поэтому люди подвержены ненависти и готовы начать войну друг с другом. Так как третьи (т. е. следующие через один) знаки в основном пребывают в состоянии враждебности, бросая друг другу злобные взоры, какое бы положение ни занимали седьмые (лежащие на концах одного диаметра) знаки, они также враждуют, будучи третьими по отношению к членам тригонов друг друга. Не удивляйся же, что звёзды лишают дружеских связей членов тригона своего врага. Простой принцип распространён среди знаков: имеющие человеческий облик враждуют со знаками-животными и побеждают их. Есть знаки, ушедшие в себя; они сами ведут войну против своих тайных врагов.

Дети Овна воюют с рождёнными Девой, Весами и Близнецами и тем, кто опрокидывает чашу. Противниками потомков Тельца станут те, кто рождён под Раком, Клешнями, знаком хищного Скорпиона и Рыбами. Те, кому дадут жизнь Близнецы, будут врагами Овна и его тригона. Дети Рака вредят потомству Козерога, как и рождённые звёздами Девы и перевёрнутого Тельца. Овен имеет общих врагов с яростным Львом, и те же знаки объявляют войну им обоим. Эригона страшится Рака, того, кто распростёрт под луком двуформного Центавра (40), Рыб и тебя, холодный Козерог. Весы атакует большой враг – Козерог, а противоположный ему Рак – знаки, лежащие на стороне квадрата по обе стороны от Юноши и членов тригона Овна. Скорпион считается имеющим много врагов. Он бежит от Водолея, Близнецов, Тельца, Льва, Девы (хотя она сама боится его), Весов, а также потомков Стрельца, которых жаждут одолеть дети Близнецов, Весов, Девы и Чаши. Согласно закону природы, они же будут врагами твоих детей, Козерог. Но тех, кто приходят в мир с вечно изливаемым Водолеем потоком, зовут на бой дети Льва и его тригона: толпа зверей, уступающая достоинствам одного человека. На рождённых Рыбами будут нападать дети соседнего Водолея, братьев-Близнецов и те, кому дали жизнь звёзды Девы, а также происходящие от Стрельца.

От стольких созвездий происходят враждебные друг другу существа и так часто и столькими способами создаётся противоборство. Откуда следует, что истинная дружба – самое редкое и великое творение природы. На протяжении стольких эпох человеческой истории, во все времена и годы, среди стольких войн и множества раздоров и даже в мирное время Фортуна в поисках верности едва ли находит её. Был только один Пилад и один Орест, готовые погибнуть друг за друга (41). Лишь однажды за столько веков люди спорили за право отдать свою жизнь: когда один должен был быть казнён, другой отказался уступить ему эту участь. Но сколько низости было во все времена! Сколь невозможно освободить Землю от гнусной зависти! Отцы, посланные на гибель, убитые матери – это ещё не предел зла. Даже божественный Цезарь пал жертвой невысказанного обмана – само Солнце в ужасе покинуло мир и окутало Землю тьмой. Зачем говорить о предательстве в городах, осквернении храмов, о столь многих бедах, случившихся в мирное время: отравлениях, засадах на форуме, кровопролитиях в стенах самого Рима, заговоре, скрытом под маской дружбы? Преступление обычно в полном безумия мире людей. Забыты различия между добром и злом, беззаконие глумится, избрав сам закон своим орудием; мера вины превысила меру наказания. Право, сколько созвездий толкают своих потомков на вражду; мир вытеснен из пределов мира и узы дружбы редки и даны немногим. Как и небо, Земля пребывает во вражде сама с собой и народы мира осуждены на войны.

Если ты хочешь знать также и знаки, соединяющие сердца и располагающие к дружеским связям, соедини детей Овна с его тригоном. Овен – простая душа и проявляет больше уважения к потомкам Льва и твоим, Центавр, чем те к его детям. Мягкий по природе, Овен подвержен злу, как и свойственно благородству. Он не способен к обману, сердце его так же нежно, как его золотое руно. Другие знаки тригона хищны и жаждут добычи, их продажные души недолго хранят верность дружбе и согласие меж ними недолговечно. К тому же созвездие, в котором звериное начало смешано с человеческим, обладает, надо признать, большей силой, чем ты, одноформный Лев. Когда потомки Овна потревожены, ввергнуты в страдания насилием и обманом знаков-партнёров, он теряет терпение, но даже тогда лишь в крайнем случае начинает войну, чему причиной чрезмерная злоба хищников. Итак, эти знаки смешивают в себе мир и раздор. Звёзды Тельца соединены с Козерогом, но их характеры мало подходят для взаимного согласия. Дети Тельца стремятся к единению с рождёнными Девой, но и они часто ссорятся. Те, кому дали жизнь Близнецы, Весы и Водолей, имеют одно сердце, верное и преданное, узы дружбы их нерушимы, а друзья многочисленны. Рак и Скорпион дарят своим потомкам имя «брат» и в согласии с ними находятся дети Рыб. Но часто меж ними и коварство: Скорпион прячет зло под маской дружбы; рождённые под знаком Рыб в дружбе непостоянны, их сердца изменчивы и легко рвут и снова ткут узы привязанности; тайная злоба живёт в их мыслях. Так согласно знакам должен ты определять меру вражды и мира.

Недостаточно, однако, знать лишь свойства самих знаков: нужно знать и их расположение на небе и местонахождение планет; от связи зависит сила их влияния, положение меняет их природу. Своими свойствами обладают квадрат и тригон, и шестичастная линия и та, что проходит через середину неба; не одинакова сила этих линий на восходе их и на закате, или во время нахождения под землёй. Небо то ослабляет их, то добавляет им мощи, в одном месте они обретают ярость, в другом теряют её. Ненависть обычна между противолежащими знаками, квадрату свойственны родственные связи, тригону – дружеские. Причина ясна: на каждом четвёртом месте природа расположила знаки сходного рода. Четыре знака делят небо на четыре равные части, в которых сам Бог поместил четыре времени года: Овен приводит весну, Рак – Цереру, Весы – Вакха (42), полукозёл-полурыба – зимние холода. Знаки, состоящие из двух частей, также стоят на четвёртых местах: ты видишь двух Рыб и двух Близнецов, Деву, несущую в себе двойное начало, соединённые вместе два тела Центавра. Простые знаки также образуют квадрат: ни Телец не имеет пары, ни соединённый с ним ужасный Лев; никого не боящийся Скорпион живёт сам по себе, как и Водолей, тоже считающийся знаком-одиночкой. Так, стоящие в вершинах квадрата знаки равны перед законом числа и времени года, как если бы они были связаны кровными узами. И они определяют узы брака и близкую степень родства и оделяют своих детей одинаковыми чертами, когда наклонной чередой движутся вместе с небом через кардинальные точки (43), изменяя при этом свои естественные способности, ибо, хотя они делят небо на четыре части и образуют квадрат, следуют не его закону: влияние чисел слабее влияния кардинальных точек. Линия, соединяющая три знака и формирующая тригон, длиннее и пересекает большее пространство. Потому эти знаки ведут нас к дружбе, равноправной родственным связям, рождённой близостью душ, побеждающей расстояния большие, чем доступные родству (44), подобно тому как сами они соединяются через огромное пространство. И, так как они обладают способностью соединять сердца, они считаются выше других, часто неверных долгу перед кровным родством. Соседним знакам подчинено соседство, третьим, следующим через один, – отношения гостей и хозяев. Таков порядок, коему следуют звёзды. Кроме того, знаки делятся на части и части соответствуют знакам: ни один из них не существует лишь для себя; они смешиваются, вращаясь, и предоставляют друг другу свои части. Об этом я расскажу теперь в должном порядке. Из разных деталей слагается в нашей науке метод, пользуясь которым ты сможешь отличить мирные знаки от угрожающих.

Обратись теперь к вопросу, на первый взгляд неважному, но имеющему на самом деле огромное значение: речь идёт о том, что нельзя назвать иначе, как греческим словом «додекатеморий» – слово, объясняющее суть дела. Ибо если тридцать градусов, составляющие знак, разделить на дважды шесть частей, то разум подсказывает, что в каждой такой части будет содержаться два с половиной градуса. Это и есть додекатеморий – каждый знак имеет дважды шесть таких делений, и каждому такому делению организатор мира придал сияющий звёздный знак, чтобы разные по природе знаки соединились, каждый знак пребывал в каждом, небо было везде подобно самому себе и звёзды, сложившись в единый стройный организм, сообща делали общее дело. Люди приходят на землю согласно тому же закону; поэтому рождённым под одним знаком свойственны разные судьбы и противоречивые стремления; часто природа отклоняется к худшему, за мужчиной рождается женщина; различны потомки одного знака, ибо деления меняют его свойства согласно принципу додекатемория.

Теперь я расскажу, что чему придано и в каком порядке, дабы незнание частей знаков не привело к ошибке. Первую свою часть знак оставляет себе, следующую отводит следующему за ним и далее знаки занимают соответствующие деления в порядке следования, так что последняя часть соответствует последнему знаку. И каждый знак имеет в каждом два градуса и ещё половину, и полная сумма остаётся равной тридцати.

Но это не единственная система и принцип не постигается сразу: много верных схем предложила природа, провела к истине много путей. Тот, что я сейчас покажу, ведёт туда же. В каком бы градусе ни находилась Луна в момент рождения, повтори это число трижды четыре раза, по числу сияющих в небе знаков. Из этого числа отдай тому, в котором светит Луна, столько, сколько градусов она прошла и сколько пройти ей осталось, и далее каждому знаку отдавай по тридцать, пока число не истощится, и там, где кончится счёт, помести знак и место, где светит Луна (45).

Теперь, дабы не ошибиться в расчётах, узнай малые деления двенадцатых частей, собственно называемых «додекатеморий» (большой вес имеет малое с виду). Додекатеморий делится на пять частей; каждая из зовущихся блуждающими светлых звёзд имеет собственную половину градуса, где обретает особое право и силу. Должно учитывать, когда в какой полуградусной части находится та или иная планета, ибо её воздействие зависит от взаимодействия с додекатеморием. Везде проявляется основополагающий принцип; но об этом я поведаю позже в должном порядке, пока же достаточно продемонстрировать его действие на примерах, ибо, когда ты надёжно усвоишь элементы, тебе легче будет охватить разумом всю систему, и моя песнь сможет перейти от частного к общему. Начинающим учёбу малышам показывают, как выглядят буквы, объясняют их названия и употребление, затем, соединяя их, строят слоги, по слогам начинается чтение слов, объясняются суть понятий и правила грамматики и законы стихосложения, и вот песнь родится и крепнет, набирает собственную силу, а ранее познанное играет в ней свою роль. Если составляющие основу начальные элементы усвоены плохо, порядок вещей исказится, слишком поспешно преподанное учителем утечёт в пустоту. Так я, пролетая в песне весь мир, извлекая из туманных глубин законы судьбы по законам ритма, преподанного Пиеридами (46), воспевая управляемое Богом, призывая его к моей науке, я должен взращивать веру постепенно, каждому вопросу отводя своё место, чтобы, когда всё будет верно рассказано и понято, ты мог бы как должно использовать мою науку. Так, желая построить город на безлюдной горе, окружить стеной пустынные склоны, прежде чем начать копать рвы, проводят подготовительные работы; и вот дрожит лес, обнажённая земля открывается впервые солнцу и звёздам, птицы и звери покидают знакомые места и прежние жилища, находится камень для стен и мрамор для храмов, по старинным приметам ищутся залежи твёрдого железа; различные умения соединяются и сообща делают общее дело. Тогда лишь приступают к основной работе, когда собраны материалы и мастера, дабы поспешность не заставила повернуть с полдороги. Так я, начиная столь великое дело, закладываю фундамент, достаю исходный материал, дабы затем непривыкший ум не возмутился, новые принципы не помешали познанию, поставив тебя в тупик.

Приготовься теперь живым умом узнать кардинальные точки. Их четыре, неподвижные в целом мире, созвездия же вечно летят через них. От первой восходящее небо бросает первый взгляд на Землю, пересекая её границу, вторая смотрит на неё с противоположной стороны, где мир опускается в глубины Тартара; третья отмечает вершину неба, где Феб останавливает усталых коней, поворачивает день, отбрасывая полуденную тень. На четвёртой покоится фундамент нашего мира; там кончается спуск и начинается подъём созвездий; закат и восход лежат по разные стороны от неё на равных расстояниях (47). Эти места обладают исключительной силой, их влияние на судьбу – величайшее, известное нашей науке, ибо на них как бы зиждется целостность вечных небес. Если бы они не принимали на себя, не поддерживали с двух сторон, сверху и снизу, не связывали воедино пребывающий в вечном кружении мир, он разлетелся бы и расстроилась бы машина Вселенной.

Однако мощь кардинальных точек различна: их свойства и ранг зависят от положения в пространстве. Важнейшая – та, что царствует в вершине неба, на тончайшей линии, делящей мир пополам (48). Вознесённая ввысь, она есть вместилище Славы (истинно верный владыка вершины мира); ей подвластно величие, она раздаёт почести и награды. Здесь вместилище милостей и отличий, и народной любви; отсюда исходит власть отправлять правосудие на Форуме, давать миру законы, собрать под свои знамёна иные народы, связав их друг с другом клятвой верности, заслужить славу, достойную великих дел. Следующая, хотя и находится в самом низу, как корни дерева, держит на себе вечный мир. Она владеет яркими, но более полезными в жизни вещами: контролирует основы хозяйства и состояние имущества, сколь желанными будут результаты добычи металла, сколько можно извлечь из скрытого в глубине. Третья, от края Земли наблюдающая первое движение звёзд в небесную высь, возвращающая день и делящая время на часы, в греческом мире зовётся гороскоп (49), но, отвергая иноземное имя, радуется своему собственному (50). Она распоряжается перипетиями жизни и формирует характер, определяет меру достатка и род занятий, события первых лет жизни, образованность и будущее положение в зависимости от совместного влияния звёзд. Последняя, провожающая небеса на отдых после их пути по верхним дорогам, ведает исходом дел, завершением трудов, браком и старостью, досугом, общественной жизнью и вопросами культа.

Недостаточно знать лишь сами кардинальные точки; запомни, какие силы заключены в соединяющих их частях пространства. Дуга,  идущая от восхода к вершине, определяет первые годы после рождения. Та, что спускается с верхней точки к закату, властвует над отрочеством и юностью. Зрелые годы с их перипетиями лежат на дуге, идущей от заката к дну мира. Дуга, служащая дорогой к восходу, по которой медленно, как бы через силу совершается подъём, ведает старостью, поздними годами, исходом жизни.

В любой момент времени знаки располагаются внутри частей мира. Положение властвует над звёздами, определяя их благость или вредоносность. Постоянно вращаясь, звёзды смешивают свои свойства (51) со свойствами разных частей неба, но последние превалируют и правят по своим законам проходящими по их владениям светилами, то оделяя всевозможными почестями, то карая бесплодием. Часть прямо над гороскопом (третья от вершины) – переполненное злом вместилище бед и будущих врагов; такова же сияющая звёздами часть прямо под точкой заката. Равные друг другу в разрушительной силе, оба эти места равно отринуты кардинальными точками и оба несут тяготы, одно – подъёма, другое – спуска. Не менее вредоносны часть мира над западом и противолежащая ей, расположенная под востоком. Повиснув, одна вниз лицом, другая – спиной, они страшатся, одна – кардинальной точки, другая – падения в результате предательства. Не зря эти места зовут жутким жилищем Тифона, которого, начав войну против неба, произвела на свет свирепая Земля – мать детей, превосходящих её размерами. Но удар молнии отправил их обратно в материнское чрево, завалив огромными горами, и хаос войны и жизнь Тифея прекратились, но сама мать-Земля дрожит, когда он изрыгает жар в глубинах Этны (52). Место, рядом с вершиной неба не уступает примыкающим к нему светлым звездам, надеждой на лучшее, жаждой высших побед превосходя то, что лежит выше его. Достигший вершины достиг предела пути. Ему не к чему больше стремиться, он может идти лишь вниз, к худшей доле. Не удивительно, что это место рядом с вершиной, и более прекрасным считают местом Фортуны Счастливой (так наш язык достигает богатства греческого и заменяет его слово своим). Здесь обитает Юпитер, своей царственностью утверждая достоинство этого места. Подобное этому, место напротив, под границей неба, примыкает к фундаменту мира, сияющему в противоположной стороне; утомленное борьбой, оно готово к новым трудам: ему предстоит принять на себя тяжесть Вселенной и, еще не чувствуя её, оно уже готовится к этой участи. Греки зовут эту часть неба Демония (53), наша речь требует иного названия. Отложи заботливо в уме своём место, силу и имя могучего божества, ибо в дальнейшем всё это тебе пригодится. Здесь сосредоточено состояние нашего здоровья, война, ведущаяся незримым оружием болезни, двоякая сила случая и божества, то в ту, то в другую сторону, меняющая положение дел. Следующую за полднем часть неба, куда день спускается, пройдя вершину пути, Феб наполняет своим сиянием. Там определяется мера зла и удачи, получаемых от него нашими телами. Греки называют это место Бог. Место, сверкающее напротив, первым возвышающееся над нижней точкой в направлении вершины неба, владеет отношениями и судьбой братьев и подвластно Луне, смотрящей через всё небо на сияющее царство брата и предрекающей наш удел угасанием своего лика. Это место в римских пределах зовут Богиня (54), среди греков – их словом того же значения. Под куполом неба, там, где кончается подъем и начинается спуск, откуда можно окинуть взглядом весь мир, посередине между восходом и закатом, находится звездное жилище Цитереи, пожелавшей во главе мира поместить свой лик, которым она правит людьми. Это место справедливо отдано свадьбам, брачным узам; супружеством и супружеским ложем правит оттуда, как ей и подобает, Венера с жезлом (55). Это место носит имя Судьбы, что ты должен сразу запомнить: краткость предпочтительна в долгом сказе. В нижней кардинальной точке, фундаменте Вселенной, видящем мир перевернутым, где лежит ночь, царствует Сатурн (56). Оставив когда-то власть над миром, свой трон, отец Богов управляет отцовством и старостью. Греки зовут это место Демониум, и его свойства достойны названия. Взгляни теперь на небо у первой кардинальной точки, откуда знаки снова начинают подниматься ввысь, где бледное Солнце выплывает из хладных волн, медленно разжигая золотое пламя, откуда Овен начинает шествие во главе звезд. Это твой храм, Меркурий, рожденный Майей, отмеченный сиянием – учёные мужи называют тебя этим словом (57). Тут сосредоточена двойная власть: природа поместила сюда судьбу детей и молитвы родителей. Осталась точка заката. Там мир проваливается под землю, туда уходят звезды. Она смотрит в лицо опускающемуся Фебу, провожает взглядом его спину. Не удивительно, что ее считают дверью мрачного бога (58), владелицей конца жизни и врат смерти. Здесь угасает дневной свет, отнятый землей у неба и запертый в темницу ночи. Эта точка также правит верностью и сердечным постоянством. Такова сила места, встречающегося и провожающего Солнце, зовущего его и прощающегося с ним. Таковы законы влияния храмов (59), и их ты должен запомнить: через них пролетают стройной чередой знаки, чья сила организуется их силой. Планеты проходят их в установленном природой порядке и смешивают своё влияние с их влиянием, пленяют чужие царства, покоряются законам чужих лагерей, о чём я расскажу, когда буду говорить о планетах. Теперь же достаточно назвать части неба, их силу и правящих ими богов.