Марк Манилий
АСТРОНОМИКА

Книга Четвертая

Зачем проводим мы жизнь в волнениях, муках страхов и пустых вожделений, преждевременно старясь от беспрерывных тревог, сокращая свои дни попытками их продлить; наши желания не знают предела и их исполнение не приносит удовлетворения; мы лишь стремимся жить, но не живём. Мы обедняем себя желанием иметь больше, чем имеем, не радуясь тому, что у нас есть, но сожалея о том, чего у нас нет. Хотя природа наша требует малого, мы всё увеличиваем высоту, с которой нам предстоит упасть, обращаем наши приобретения в роскошь и страх её лишится и наибольшую ценность имущества видим в возможности его растранжирить. Снимите тяжесть с души, о люди, избавьте себя от пустых вожделений, свою жизнь – от забот! Миром правит Судьба, законы её незыблемы, ход событий предопределён на долгие времена, рождённые - смертны, начало решает исход. Судьба - источник богатств и власти и более частой бедности, характеров и способностей людей, их пороков и достоинств, потерь и обретений. Нельзя иметь то, в чём она отказала, то, что дала, - неотъемлемо. Невозможно ни поторопить, ни отвратить судьбу мольбами; каждый получает своё. Ибо, если бы закон Судьбы не правил миром, отступил бы огонь перед Энеем, Троя, спасённая благодаря спасению одного мужа, возродилась бы в самый день своей гибели? (1) Вскормила бы обречённых братьев (2) волчица Марса, вырос бы Рим из хижин, привели бы пастухи грома Юпитера на склон Капитолия (3), был бы мир побеждён испытавшими поражение? Погасил бы Муций (4) огонь совей кровью, вернулся бы победителем в город? Закрыл бы одноглазый Гораций (5) мост город от врагов, разорвала бы дева договор (6), подчинились бы три брата (7) достоинствам одного? Не армия одержала великую победу: участь Рима решил один воин (8), хотя судьбой назначено Риму править миром. Говорить ли о Каннах (9), оружии врага у стен Города, бегстве Варра, и промедлении Фабия (10) после твоего озера, Тразимена (11); познав победу, стены Карфагена склонились под ярмом победителей, Ганнибал, решив, что попал в наши тенета, искупил бесславной гибелью гибель своего племени (12). Прибавь битвы в Лации (13), войну римлян друг с другом, кимвров (14), пленённых Марием, Мария, пленённого в темнице. Столько раз бывший консулом, переживший падение, равное падению Ливии (15) из руин Карфагена, он восстал на завоевание Города. Ты, великий (16), победивший Митридата, отвоевавший моря, трижды удостоенный триумфа за победу над миром, могущий сравниться с другим Величайшим (17), кто мог поверить, что ты погибнешь бесславно у берегов Нила и погребальным костром твоим станет корма разбившегося корабля? В чьей, как не Бога, Судьбы власти свершать подобные перемены? Ты, рождённый небом и на небо вернувшийся, победивший в гражданских войнах и, облачившись в тогу, правивший по созданным тобой справедливым законам, - ты не мог избежать столько раз предсказанного удара: на глазах всего Сената, в правой руке сжимая список имён, ты кровью своей доказал могущество рока (18). Зачем перечислять поверженные города, низвергнутых царей, Креса (19) на погребальном костре, лежащее на берегу тело Приама, лишённого права даже сгореть в родной Трое? Говорить ли о Ксерксе (20), испытавшем крушение, более страшное, чем можно испытать на море? Или о нём, рождённом пленницей и ставшим царём Рима (21); об огнях, вырванных из огня (22); о пламени, пожиравшем храм, но отступившем перед воином? Как часто захватывает смерть молодое здоровое тело, как часто избегает других по воле звёзд! Иные возвращались из могил и обретали вторую жизнь, иные едва имели одну. Лёгкий недуг убивает, тяжкий проходит; искусство отступает, опыт бессилен, забота вредит, пренебрежение способствует выздоровлению; яства вредят, яды оберегают. Одни позорят предков, другие возвышают своим гением свой род; одни разоряют, другие обогащают семьи. Один, горя любовью, смог победить море и погубить Трою (23), чело другого склонилось над составлением законов. Дети губят родителей, родители – детей, братья вооружаются для братоубийственной войны. Но это не человеческая война: Судьба заставляет людей сражаться и калечить друг друга. Не всякая звезда рождает Дециев (24), не всякое время – Камилла (25), или непобеждённый поражением ум Катона (26), для этого есть материал, но не дозволение закона. Как бедность не сокращает жизнь, так богатство не сделает её слишком долгой; Судьба уносит тело из парадного зала, бросает на погребальный костёр, сводит в могилу знатнейших. Вот царь, правящий царями! (27) Бывает, что добродетель бедствует, а порок торжествует, дурной совет принимается, предусмотрительность проигрывает; Судьба не изучает дел, не оценивает достоинств, но идёт своим путём, ни для чего не делая исключения. Значит, есть другой, величайший, нас ведущий и правящий нами, дающий людям свои законы, распределяющий между рождающимися по своей воле годы и превратности жизни. Часто звериное тело смешано с человеческим, но это не свойство семени: что общего имеет наша человеческая природа со звериной? Когда греховное зачатье каралось рождением чудовища? Звёзды меняют формы, небо смешивает черты. Если нет Судьбы, как поддерживается порядок и почему события происходят в назначенный момент? Всё это сказано не затем, чтоб оправдать зло и лишить добродетель наград, которых она достойна. Мы не меньше ненавидим ядовитые травы потому, что убийственна их природа, а не воля, не меньше любим сладкие блюда за то, что сладость дают им плоды, из которых они приготовлены, а не их желания. Так и человеческие достоинства тем славнее, чем больше должно благодарить за них небо, а пороки тем ненавистнее, ибо с ними люди родятся. Злодеяние, где бы ни совершилось оно, есть злодеяние. Такое понимание Судьбы также дано мне Судьбою.

Теперь я опишу по порядку характеры, склонности, знания и способности, даваемые людям созвездиями.

Богатый шелковистым руном Овен, лишённый его, всегда надеется обрести новое; после крушения он поднимается к новым благам, чтобы снова пасть, и снова произносит обеты; людям он отдаст то, что имеет, и многим, связанным с шерстью, одарит своих детей: умением обработать сырую шерсть, прясть тонкую нить, создавать ткани, шить и дорого продавать разные одежды, без которых не могут обойтись люди, не говоря о любителях роскоши. Так почтенно это искусство, что его сочла достойным своих рук сама Паллада, гордившаяся победой над Арахной (28). Это и похожие таланты даст Овен своим детям, и вечные сомнения в трепетном сердце, и вечное желание продать то, чем они обладают.

Телец даст земле простодушных пахарей, им самим – мирный труд. Им не нужно будет иной награды, кроме плодородия земли. Так он сам склоняет среди звёзд свою шею, словно просит о ярме для плеч своих. Принося шар Феба на рогах, он объявляет начало битвы с землёй, сам возглавляет её, заставляет иссохшую почву стать плодородной как прежде и не приляжет на борозде и не позволит своей груди отдохнуть в пыли. Он взрастил (29) Серрана и Курия (30), пронёс через поля знак консульской власти, привёл диктатора от плуга к боевому коню (31). Его дети рады тайной любви; их мысли и тела медлительны, тяжёловесны и здоровы, в их душе живёт дитя – Купидон.

Не так тяжек труд Близнецов, нежнее их жизнь, наполненная сладкими звуками флейт и струн и словами, созвучными музыке. Сам труд для них в радость. Зов оружия и военных труб им ничто, как и печальная старость. Они полны беззаботности и вечно юной любви. Они открывают дороги в небо, рисуют мерами и числами картину мира, обгоняя звёзды. Природа уступает их многогранным талантам.

Рак сверкает у пика мира, который Солнце огибает в вершине своего пути, владеет сочленением  неба и изломом света. Сильный духом, не склонный к трудам и ремёслам, он оделяет жаждой и умением получать прибыль: продавать в городах иноземные товары, сбыть по высокой цене хороший урожай, дорого продавать по всему миру во всём мире изготовленные вещи, связать торговыми узами неведомые друг другу страны, искать под новым солнцем новую добычу, из высоких цен быстро составить богатство, жаждущими лености или развлечений продать услады разных времён года, торгуя, словно Юпитер, временем. Острый ум детей Рака направлен на выгоду.

Кто усомнится в характере огромного Льва и умениях тех, кто рождён под его звездой? Они всегда готовы к новым битвам, новым схваткам с хищниками, живут охотой и звероловством. Они рады украсить свои дома великолепными шкурами, выставить у дверей пленённых животных; они несут в леса ужасную тишину и живут добычей. Их дух безудержен: они гордо пройдут по центру города с караваном зверей, повесят отрубленные лапы у входа в таверну, сочтут схватку роскошью, убийство – выгодой. Но сила их души и мудрое слово усмирят ярость их сердец, столь же пылких, сколь простых и чистых.

Эригона ведёт тех, чей жизненный путь она определяет, дорогой познания (32); она даёт им мудрую душу и ум, открытый искусствам, склонный не столько к поиску богатства, сколько к познанию сути вещей. Она награждает даром красноречия, даёт власть над звуками и умственный взор, способный проникать в скрытый смысл творений природы. Быстрой рукой они пишут знаки, равные словам, опережая речь оратора, и создают новые кратчайшие изображения слов (33). Но (добро и зло неразлучны) стыдливость в юные года сдержит, стеснит могучую натуру: Деве свойственно опасаться препятствий и авторитетов. Рождённые под этими звёздами будут бесплодны, что присуще Деве.

Клешни, равняя ночь, приносят вновь, после года ожидания, спелые дары Вакха и учат своих детей производить измерения любого свойства; равняясь искусством с Паламедом (34), они составляют вещам числа, числам – названия, верными знаками записывают точные меры; они наново запишут таблицы законов и установленное право, легко изображая знаками мудрые слова; они знают, что дозволено и какое наказание следует за какой виной и будут пожизненными преторами (35) своего рода. Никакие другие звёзды не могли дать жизнь Сервию (36) – справедливому реформатору законов. Любое спорное дело, требующее мудрого арбитра, решат дети Весов.

Вооружённый остроплётным хвостом, Скорпион, ведя по своим звёздам колесницу Феба, взрыхляет землю и опускает себя в борозду (37). Он рождает души, жаждущие битв и лагерей Марса; эти кровожадные натуры рады не столько добыче, сколько сечи. Они и мирное время проводят с оружием в руках: прорубают просеки и проникают в чащу лесов, сражаются то с людьми, то с хищными зверями, продают себя для кровавой схватки на арене (38) и, если нет войны, сами находят себе врагов. Они любят и военные игры и потехи (так велика их тяга к битвам), посвящают досуг изучению военного дела и всех связанных с оружием искусств.

Те, кому выпал жребий родиться с двутелым Центавром (39), рады подчинить себе мчащуюся колесницу, заставляя горячих лошадей быть послушными воле узды, следовать за пасущимися в поле табунами, укротить любого, кто принадлежит к четвероногому племени: смягчить ярость тигра и свирепого льва, управлять слоном, заставляя эту громаду быть послушным человеческому слову, так же как человеческая часть созвездия, возвышенная над звериной, подчиняет её себе. И так как Центавр вечно несёт острую стрелу на натянутой тетиве лука, он делает тело сильным, ум острым, движения быстрыми, а дух несгибаемым.

Веста согревает твои пронизывающие огни, Козерог (40), и от неё исходят даримые тобой таланты и свойства: в твоей власти находится всё, что требует огня или разжигания нового пламени. Искать скрытые металлы, вскрывать рудоносные жилы, верной рукой удвоить ценность их сокровищ – вот твои искусства, как и производство серебра или золота. Горны, где плавится раскалённый металл, литейные формы Цереры (41), где он обретает облик, - твои дары, как и тёплая одежда и другие вещи, прогоняющие холод, ибо ты всегда служишь зиме, заставляешь отступить достигшую вершины ночь и, удлиняя свет, даёшь рождение году. Поэтому твои дети беспокойны и непостоянны; первая часть твоего знака служит греховным радостям Венеры, вторая, рыбья, обещает спокойную старость.

Тот, кто изливает поток из перевёрнутой чаши, также дарует искусства, свойственные ему, юному Водолею: находить подземные воды и выводить их на поверхность, достигать струями звёзд, наново сработанными ради роскоши берегами дразнить море, создавать рукотворные озёра и потоки, обращать к дому издали текущие реки. Тысячи под ним обитают дел, связанных с водой; вода заставит двигаться даже лицо мира и обитель звёзд – люди приятные, с мягким характером, беззлобные; легко переносят они невзгоды и не гонятся за богатством, не нуждаются в нём. Такие свойства изливает чаша.

Рождённые под знаком Рыб-близнецов посвятят себя морю, доверят жизнь глубинам, добыв корабли и снаряжение и всё, что нужно мореплавателю. Бесчисленны их умения: едва ли можно назвать всё, что моряк должен знать. Добавь науку кораблевождения, достигшую звёзд, соединившую море и небо, знание морей и портов, ветров и климата, умение легко владеть рулём, смирить ход корабля, избегая встречных течений, медленно маневрировать, идя на вёслах. Им нравится бороздить сетями спокойные воды и выносить на берег пленённых жителей глубин, попавших на крючок с приманкой или в хитро расставленную ловушку, вести бой на море и во время жаркой морской битвы окрашивать волны кровавым цветом. Они и их потомки плодовиты, привлекательны и дружелюбны, их движения грациозны, а жизнь полна перемен.

Таковы характеры и способности, сообщаемые людях дважды шестью знаками, согласно собственным свойствам и силе.

Однако ничто не правит само по себе: знаки смешивают свои силы равными долями, создают мировое товарищество, соблюдают законы гостеприимства и предоставляют друг другу части занимаемого ими пространства. Эти части греки называют «деканы». Название происходит от числа: тридцать частей, из которых состоят знаки, делятся на три и по десять частей отдаётся трём объединённым знакам, так что в каждом знаке сосуществуют три знака. Так природа окружает себя стеной мрака, правда скрыта среди тайн и путь к ней извилист; труд не мал, но небо и не любит поспешности. Одной истине противопоставляется другая, образы обманчивы, возможности искажаются, дары маскируются. Проникнуть в эту тьму должно не зрение, но разум, ибо Бог открывается не на поверхности, но в глубине.

Теперь я расскажу, какой знак с каким соединён и в каком порядке, дабы не осталось скрытым взаимодействие их влияний. Овен свою первую часть оставляет себе, вторую отдаёт Тельцу, третью уступает Близнецам. Знак, таким образом разделённый между тремя владельцами, имеет силу и влияние всех трёх знаков. У Тельца принцип немного иной, ибо его части отданы: первая – Раку, средняя – Льву, затем – владению Эригоны. Но его природа также даёт себя знать, смешиваясь с силой каждого из этих знаков. Первые десять частей Близнецов занимают Весы, вторые – Скорпион, третий декан отдан Центавру, имеющему столько же частей, но уступающему в ранге. Рак отдаёт противолежащему Козерогу дважды пять первых частей, в знак уважения к закону времени, которому подчиняется сам: он равняет день с зимней ночью, таким же образом исполняя веление противоположной кардинальной точки; вторую часть заливают огни Водолея, его сменяют Рыбы, простирая свою власть до пределов звёзд Рака. Лев, помня закон тригона, вождём своим избирает Овна; во вторую часть принимает Тельца, связанного с ним узами квадрата, третью оставляет Близнецам: их достигает его шестнадцатая линия. Эригона оказывает особую часть Раку, давая ему первую из трёх своих частей; соседняя достаётся соседу – Немейцу (43), третья остаётся ей самой, отвергнутая другими. Весы наслаждаются первенством, равняя день и ночь и в противоположном сезоне уподобляясь Овну: он делит сутки на равные части весной, они – осенью, никому не отдают свою первую часть, вторую – уступая соседу; третья часть Весов принадлежит Центавру. Скорпион помещает в первой части Козерога, второй владеет Юноша, названный в честь воды, третью, по его воле, занимают Рыбы. Первую часть знака того, кто вечно натягивает лук, занимает связанный с ним законом тригона Овен, среднюю – Телец, высшую – Близнецы. Козерог не желает быть неблагодарным и, платя Раку долг, принимает первым его принявшего; следующая часть – царство Льва, завершающая – Девы. Вечно изливающий из урны весёлые струи допускает Весы первыми в свои владения; следующую десятичастную часть захватывает Лев, завершающую часть звёзд Юноши удерживает Центавр. Остаются близнецы-Рыбы, замыкающие круг знаков. Первым пускают они Овна использовать их владения, чтобы ты, Телец, мог получить вторые десять частей; оставшаяся часть остаётся им самим: им, стоящим на краю звёздного пояса, причитается крайняя часть знака.

Таким образом, открывается скрытая сила мира; многими способами многократно повторенные названия разделяют небо, и чем чаще они повторяются, тем крепче сплачивают его. Да не обманут твой ум знакомые имена: звёзды скрываются от людей, а не открываются им. Выше стреми проникновенную мысль: ищи иное, вопрошая об ином, согласно объединённым свойствам; знак, занимающий часть, рождающуюся вместе с новорождённым, оказывает на него своё влияние, как и встающий в этот миг знак. Так природа распределила жребий по деканам. Доказательство тому – различия между рождёнными под одним и тем же знаком. Среди тысяч пришедших в мир с тем же знаком есть многие с несхожими склонностями; есть такие, кто проявляет характер и способности, свойственные иным звёздам, и вместе рождаются люди и животные. Так как в частях соединены многие начала, под одним названием проявляются многие законы. Не только шерсти рад Овен, не только плугу Телец, Близнецы – не только музам. Рак – не одной торговле; Лев не только охотник, а Дева – наставница, Весы сильны не в одних измерениях, Скорпиону покорно не только оружие, не только хищники Центавру, огни Козерогу, а воды Юноше и Рыбам-близнецам в океане; силы звёзд многократно смешаны в их союзах.

Ты скажешь: «Много и кропотливо заставляешь ты меня трудиться и снова погружаешь мой разум во тьму в тот момент, когда, казалось, осветились простые принципы». Чего же ты хочешь? Это Бог. Ты дерзаешь достичь неба, рождённый Судьбой, хочешь познать её законы, вобрать в себя Вселенную и овладеть ею. Награда стоит труда; цель не достигается без усилий. Не удивляйся же извилистости путей и обилию вопросов. Будь доволен: тебе даны разум и сила; остальное – да будет наше. Золота не добыть, не вскопав горы: массы земли преграждают путь к её сокровищам. Надо обойти мир, чтобы найти бесценный камень, жемчуг не добудешь, не овладев морем. Ежегодно творит молитвы и даёт обеты колон (44), и сколько же милости даёт ему за это предательское поле! В поисках выгоды мы следуем за ветром и Марсом – в поисках добычи. Так мы ценим приходящее достояние. Роскошь подобна войне: жадный бережёт собственную погибель и, погибая, часто вздыхает расточитель. Что же дать небу? Какова цена Вселенной? Человек должен отдать себя целиком, чтобы Бог поселился в нём.

Теперь я скажу о законах, определяющих характеры рождающихся. Недостаточно знать десятичастные владения знаков друг в друге; помни: должно замечать сами части, замороженные льдами или опалённые огнём, или те, что бесплотны из-за недостатка или избытка влаги, хотя и менее зловредные. Ибо все силы смешаны и разного качества восходят звёзды. В мире нет однообразия. Взгляни на моря и земли и изменчивые течения рек: преступления находятся где угодно и добродетель соседствует с пороком. Так бесплодная почва возникает как остров посреди тучных нив, внешне мало от них отличаясь, но нарушая гармонию природы; то, что было морским портом, становится огромным болотом и вскоре увядает прославленная краса моря; поток извивается то среди гор, то средь полей, струится, вперёд, огибает преграды, прокладывая свой путь. Так знаки противоречат друг другу и самим себе, так различаются части неба; иногда они теряют силу и благодатное влияние, всё принесённое бесплодным градусом пропадает или ощущается как добро, сильно испорченное злом. Поэтому моя песнь обращается к частям знаков. Кто может по законам стиха описать все числа, части, суммы, разными способами рисуя сходные вещи? Нестройная фраза не исказит истинности излагаемого, но ухо отвергает грубый слог и усилия оказываются напрасными. И я, слагая песнь о законах судьбы, священных движениях небес, я должен следовать правилу: надо не приукрашивать, а излагать тему. Достаточно указать божество; оно само определит свою власть. Небо столь величественно в своей красоте, что было бы святотатством пытаться приукрасить его словами. И всё же жалки были бы мои слова, если бы я лишь сказал о том, что должно быть воспето. Узнай же зловредные части знаков.

Недобры четвёртая и шестая части Овна, как и седьмая и десятая; такова же двенадцатая и те, что насчитывают дважды семь и дважды девять; добавь к ним двадцать первую, двадцать пятую и ещё двадцать седьмую.

Зло несут девятая часть Тельца, третья и седьмая после десяти, дважды одиннадцатая и двенадцатая, дважды десятая и ещё дважды третья, та, что лежит за две от тридцатой, и тридцатая.

В Близнецах болезнетворны первая и третья части, седьмая не лучше, и столь же вредна трижды пятая; дважды десятая без одной и с одной добавленной несут зло, как и двадцать пятая, и через две от неё, и через четыре.

Ни первая, ни третья части Рака не свободны от зла, ни шестая; восьмая, десятая с одной и трижды пятая не добрее; седьмая после десяти и двадцатая несут горе и пятая, седьмая и девятая после двадцатой.

Страшно прикосновение первой и четвёртой твоих частей, Немеец; дважды и трижды пятой небо отказало в благости, как и двадцать второй; третья от неё несёт зло, и та, что за две до последней, и тридцатая.

Ни первая, ни шестая, ни четвёртая, ни восьмая после десятой части Эригоны не несут добра; бойся следующей за двадцатой и двадцать четвёртой, и тридцатой, закрывающей знак.

Бесполезны пятая и седьмая части Клешней, третья после одиннадцатой, седьмая, соединённая с десятой, двадцать четвёртая и двадцать седьмая, двадцать девятая и тридцатая, закрывающие знак.

В Скорпионе преступны первая и третья части, шестая, десятая, трижды пятая, дважды одиннадцатая и пятнадцатая, двадцать пятая, двадцать восьмая и двадцать девятая.

Если судьба тебе изменит, не выбирай четвёртую часть Центавра, избегай восьмой, дважды шестой и дважды восьмой; дважды десятая наполняет воздух тревогой, как и дважды двенадцатая, и дважды тринадцатая, и четырежды седьмая, и тридцатая.

Нежелательна седьмая часть Козерога; девятая такова же, как третья после десятой и недосчитывающие трёх до двадцатой и одного, и превосходящие двадцатую на пять и на семь.

Греховна первая часть вечно льющего воду Водолея; прокляты первая после десятой, третья, пятая и девятая, первая после двадцати, двадцать пятая, и, на четыре её превосходящая, двадцать девятая.

Страшны третья, пятая, седьмая части Рыб, а также одиннадцатая и семнадцатая; бойся также пять раз повторенной пятой и той, что на два превышает её число.

Вот части, которые делают бесплодными холод или огонь, или сухость или излишнюю влагу, если быстрый Марс метнёт в них пламя, Сатурн обдаст морозным холодом, Феба наполнит росой или Феб иссушит.

Да не остановишься ты только на знании внушающих беспокойство частей знаков; есть такие, чьё влияние меняется со временем: на восходе они обретают особую силу, затем теряют её.

Так, когда Овен, вставая из волн, являет изогнутую шею прежде, чем рога, он даёт жизнь сердцам, никогда не довольным тем, что они имеют, вечно жаждущим новой добычи: таковы их дерзания. Так он сам нападает, пригнув рога и либо погибает, либо побеждает. Жизнь в спокойных местах среди мирных радостей не по ним: они вечно странствуют по незнакомым городам, пересекают неведомые моря; они – гости мира, чему порука – сам Овен, однажды он пересёк стеклянное море (45), окрасив его золотом, и на своей спине доставил лишившегося сестры Фрикса на берега Фасиса (46) и в Колхиду.

Рождённые с рождением первых звёзд Тельца будут женственны. Причину не надо искать долго, если богами позволено искать причину велений природы: Телец встаёт задом наперед и приводит лёгкое звёздное облако божественных дев Плеяд. Его дети также одарены любовью к земле и рады переворачивать плугом почву полей.

Когда равные части Близнецов находятся над океаном, то в его волнах рождаются люди, склонные к наукам и умелые в искусствах. Их сердца полны не мрачности, а сладкого очарования, голоса красивы. Они извлекают нежнейшие звуки из цитры, и в их песне звучит их душа.

Когда встаёт часть Рака, затемнённая чёрной тучей (47), словно огни его истощены Фебом, звёзды обессилены и омрачены, рождённые в этот момент лишены будут света и осуждены на двойную погибель: сами они себя похоронят при жизни.

Родившиеся тогда, когда Лев целиком встаёт над гребнями волн и возносит в небо огромную пасть, виновные перед предками и потомками, живя лишь для себя, не оставят в наследство созданного ими, но поглотят то, что им оставлено. Такой голод, такая жажда пищи жестоко правит их духом, что никогда не могут они удовлетворится и готовы растратить даже свой погребальный обряд и могилу.

Встаёт Эригона, справедливо правившая в давние века и бежавшая от греховности мира, и оделяет своих детей высшей силой и высшим положением, давая правителям законы и святое право и божественное целомудрие, почитаемое в храмах богов (48).

Когда вместе с осенью в небо восходят Клешни, благословен родившийся под коромыслом Весов! Как судья он будет решать в пользу жизни или казни, подчинит мир власти своих законов. Города и царства будут трепетать перед ним, и после земного они будут творить небесное право.

Рождённый тогда, когда Скорпион поднимает звёзды, отмечающие край его хвоста, наполнит мир городами; плугом, запряжённым парой быков, он очертит пределы будущих стен (49) или станет превращать города в поля, разрушая их до основания, так что зерно будет зреть там, где стояли дома. Таковы их назначение и сила.

Когда поднимается верхний край одежды Стрельца, родятся люди, отдающие свои светлые души войне; лук будет вести великих вождей к великим победам, великим триумфам перед лицом родного города. Они будут разрушать и возводить города. Но слишком благосклонная к ним Фортуна начинает испытывать зависть и оставляет ужасные отметины на их челе. Так победивший в страшных битвах при Требии, Каннах и Озере ещё до своего поражения заплатил за эти победы ужасную цену (50).

Острый конец хвоста Козерога обрекает на морские сражения и кораблевождения – дела суровые, всегда грозящие гибелью.

Если ты встретишь человека добродетельного, благочестивого, чистого, будь уверен, что он рождён был с первыми звёздами Водолея.

Дабы не осталось скрытым, какие души рождает начало Рыб: оттуда исходит злобная болтовня, ядовитые языки, всегда готовые сообщить новому слушателю дурное, виновные перед народом в том, что всегда стремятся обвинить народ в двуязычии. Рождённые этими звёздами не внушат и не заслужат никакого доверия, а их вожделения заставят их, воспламенив их души, пройти сквозь огонь. Превратившись в рыбу, Цетерея плыла в глубоких водах Вавилона (51), спасаясь от змееногого крылатого Тифона, и потому одарила чешуйчатых Рыб своим огнём. Рождённые под двойными Рыбами будут не одиноки: они станут либо братьями, либо нежными сёстрами, либо матерями близнецов.

Теперь, чтобы мой рассказ был полон, узнай, какие звёзды над какими властвуют землями. Но сначала я кратко опишу их все. Мир разделён, как и небо, на четыре части: рождение и угасание дня, полуденный жар и ты, Гелика (52). Из этих четырёх мест происходят четыре ветра, ведущие друг с другом войну в пустоте неба. С полюса дует суровый борей, с востока – эвр, с полудня – австр и от заката солнца – зефир. Между ними с каждой стороны рождаются ещё по два ветра похожие свойствами, но называемые по-разному. Земная твердь плывёт, увенчанная короной океана (53), окружающего своими водами лежащий посередине круглый мир и с запада проникающий в глубь его (54), оставляя справа Нумидию (55) и жаркую Ливию, башни когда-то великого Карфагена, заставляет берега отступить у мелкого извилистого Сирта и снова устремиться прямо к Нилу. Слева волны бьют о берега жителей Испании, твои, Галлия, теснящиеся рядом земли и города Италии, тянущейся вправо, в морскую даль до твоих собак, Сцилла, и жадной Харибды (56). Вырвавшись из узкого пролива, воды разливаются широким Ионическим морем, как и раньше поворачивают налево, окружают Италию, сменив имя, становятся Адриатикой и вбирают волны Эридана (57). Море удерживает от войн Иллирию, омывает Эпир (58) и славный Коринф (59), огибает пределы Пелопоннеса. Продолжая свой путь налево, оно широким потоком льётся вдоль берегов Фессалии и полей Ахеи. Оттуда глубокий пролив, носящий имя утонувшей девы и юноши, через узкую горловину вливается в Понт Эвксинский и соединённый с ним Меотис (60), питаемый его водами. Когда, призванный обратно, моряк через узкий пролив снова выйдет в волны Геллеспонта, пересекая затем Икарийское и Эгейское моря, он с удивлением будет взирать на лежащие слева земли славных народов Азии, полные памятников великих битв, многочисленных жителей вздымающегося над волнами Тавра (61), народы Киликии (62) и опалённой зноем Сирии, земли, создавшие огромный залив (63), убегая от моря; и снова извив берегов вернёт воды к Египту и путь их завершится у устья Нила. Так окружает береговая линия море, лежащее среди земель, которые оно соединяет. Тысячи островов разбросаны среди вод. В Ливийском море – Сардиния, имеющая форму стопы; Тринакрия (64), едва отделённая от Италии; Эвбея (65), на чьи горы с удивлением смотрит Греция; Крит, родина Юпитера, купается в водах Эгейского моря, о Кипр бьются воды рек Египта. Кроме этих, наиболее славных, другие также выходят из моря: неравные Киклады (66), Делос, Родос, Авлида, Тенедос; Корсика соседствует с берегами Сардинии; первыми побеждают вступивших в пределы земли океан Эбуз (67) и Болерские поля; и ещё множество островков и скал тянется ввысь.

Не в одном месте море открыло себе путь в глубь суши. Всю землю залил бы океан, если бы высокие горы не защитили её от потопа. Ибо между севером и сияющим летним востоком (68) воды океана проникают далеко в пределы земли по длинному узкому каналу и заливают открытые низины, образуя Каспийское море, подобное Понту Эвксинскому (69). И под южным солнцем океан даёт суше две битвы: он заливает поля Персии и, взяв себе имя этой земли, царствует над ней, вдаваясь глубоко в её берега. Также и в пределы яростной Аравии, где производятся из новых корней сладостные благовония, вторгается море и так берёт имя земли, лежащей между этими заливами.

Когда-то Карфаген правил силой оружия (70); тогда Ганнибал наводнил огнями вершины Альп, увековечил Требию (71), превратил в кладбище Канны и наполнил Ливией латинские города. Там много болезней и ужасных хищников поставила природа на пути будущих завоевателей. Там обитают змеи, существа, полные страшного яда, несущие гибель всему живому, - преступное творение природы; себе в наказание эта земля в изобилии рождает огромных слонов, свирепых львов и уродливых обезьян (что хуже, чем бесплодие) и простирает свои сухие пески вплоть до владений египетских земледельцев. Страна народов Азии богата всем: золото течёт в их реках, драгоценные камни сверкают в морях, леса выдыхают целебные ароматы; Индия, превосходящая всё то, что о ней известно, Парфия (72) – почти другой мир, уходящие в небо хребты Тавра – и везде по-разному называющиеся народы. Скифский Танаис (73), чьи воды разделяют части мира, Меотийское озеро и горький Эвксин – такие пределы положила природа мощи Азии. Остальное принадлежит Европе – переплыв волны, первым вступил сюда Юпитер, освободив быка от ноши и необходимости сдерживать страсть (74). Он дал этим берегам имя девы и так воздвиг памятник своей любви. Это – страна великих воинов и мудрецов, постигших многие искусства: цветущие Афины – царство ораторского искусства, Спарта – искушённых во владении оружием воинов; Фивы славны своими богами, Пелла – великим сыном своего царского дома (75) и помощью в Троянской войне, Фессалия (76), могучий Эпир и соседние берега Иллирии (77) – богатством своей земли; Фракия (78) – её поля обрабатывал Марс, Германия, поражённая, среди своих детей; Галлия, известная богатствами; Испания – воинской доблестью; и Италия и её величие – Рим, повелитель мира, достигший небес.

Таковы имена и пределы стран и морей, которые Бог поделил между звёздами: каждому небесному покровителю он определил страны, народы, славные города, над которыми эти звёзды имеют особую власть. Так же как человеческое тело поделено между знаками и они все вместе опекают его целиком и имеют каждый особую власть над определённым членом (Овен правит головой, Телец – шеей, Близнецы владеют руками, Рак – грудью, плечи принадлежат тебе, Немеец, Деве – живот, Весам – поясница, Скорпиону – пах, Стрельцу – бёдра, Козерогу – колени, Водолей защищает голени, Рыбы – стопы), так каждый знак утверждает свою власть над определённой частью Земли.

За сим разные народы имеют разный облик, каждый – свои характерные черты и особенности, хотя все они созданы из той же плоти, и тела их устроены одинаково. Дети Германии высоки и светловолосы; волосы их соседей галлов менее рыжи; испанцам свойственны суровость и крепость членов. Отец Города Марс наделил лица римлян своими чертами, и в союзе с ним Венера снабдила их красивыми, пропорциональными телами. Стройные загорелые греки любят гимнастику и атлетические игры. Волосы детей Сирии вьются на висках, эфиопы омрачают мир, являя расу чёрных людей; Индия даёт жизнь менее опалённому солнцем народу, и рождённые заливаемой Нилом землёй Египта более светлы, как и их поля: более мягкий климат смягчает оттенок кожи. Феб иссушает народы покрытых пылью пустынь песчаной Африки, мавританцы названы так за цвет их лиц (79). Добавь различное звучание голосов, разные языки, характеры и обычаи, свойственные обитателям разных мест. Добавь разные виды плодов, растущие в разных землях из схожих семян. Церера даёт разным городам разные урожаи, и нигде не подаются мужам одинаковые бобы. И ты, Вакх, не одинаково одариваешь разные земли, разный виноград растёт на разных холмах; не на всех полях растёт корица. Везде пасутся стада различных животных, охотятся различные хищники, и только в двух странах обитают слоны. Есть столько миров, столько есть частей мира, и каждой дан сияющий знак, питающий своим влиянием воздух лежащих под ним земель.

Шерстоносный, помещённый в середине звёздного мира между Раком и ледяным Козлом, в точке весны, где Солнце равно думает о дне и ночи, властвует над морем, которое сам одолел, оплакивая облегчение своей ноши, когда дева (80) соскользнула с него и с братом он достиг берега. Его так же почитают в соседней Пропонтиде (81), в Сирии, на просторах Персии, среди покрывающих её песков, по берегам Нила, поднимающегося к Раку, и в землях Египта. Телец владеет Скифией, горами могучей Азии и Аравией – царством лесных божеств. Понт Эвксинский, подобный скифскому луку, почитает тебя, Феб, как Близнецов; вам, братья, молятся Фракия и далёкая Индия, простирающаяся за воды Ганга. Рак жжёт Эфиопию множеством огней, о чём свидетельствует кожа её жителей. Ты, яростный Немеец, страж Кибелы (82), царствуешь над Фригией (83), Каппадокией (84), Арменией; в Вифинии (85) тебя чтят как божество, и в землях Македонии, когда-то владевшей миром. Под непорочной Девой процветают море и земли Родоса – приют того, кто стал принцепсом, правителем мира, истинная обитель Солнца, для всех священная (86), сияющая светом великого цезаря, владыки Вселенной; города Ионии и дорийские земли, древняя Аркадия и славная Кария. Какие звёзды предпочла бы Италия, если бы могла выбирать, как не те, что всем правят, обновляют вес вещей, определяют суммы, отделяют равное от неравного, взвешивают время и соединяют день с ночью? Геспер (87) принадлежал Весам, когда основывался Рим, ныне владеющий миром, решающий судьбы брошенных на весы народов, карающий и награждающий, и он дал цезарю (88), лучше устроившему Город, держащему в руках бразды правления миром. Ливию, край Египта, поля Кирены (89) со слезоточивыми корнями избрали себе нижележащие звёзды Скорпиона, как и воды Италии, Сардинию и разбросанные по морю земли, которых достигает его взгляд. Окружённый морем Крит под стать Центавру: двуформный сын Миноса (90) родственен его двуформным звёздам. Крит также владеет быстрыми стрелами, как и натянутый звёздный лук. Остров Тринакрия плывёт, по праву сестры, под тем же принадлежащим Тривии (91) знаком, и, отделённая от Италии узким, глубоким проливом, следует тому же закону и соединена с ней звёздами. Ты, Козерог, владеешь странами, лежащими под опускающимся солнцем и теми, что граничат со льдами Гелики, народами Испании и богатствами Галлии; тебя, Германия, достойная мать порождённых тобой свирепых хищников, признаёт своим двойной знак (92), водный и земной, ибо то заливает твои поля, то отступает от тебя. Юноша с более нежными обнажёнными членами обитает над Египтом и башнями Тира (93), над жителями Киликии и полями соседней Карии (94). Рыбам отдан Евфрат – в его глубоких водах скрылась от Тифона, Венера, Тигр и пылающие берега Красного моря. Великая земля лежит, окружённая великими берегами: Парфия и веками подвластные ей народы – Бактрия, эфиопы, Вавилон, Сузы, Ниневия – бесчисленные, едва передаваемые названия.

Так Земля разделена между знаками, по праву властвующими над определёнными её частями. И так же как существуют узы между знаками, так же и страны заключают союз или ненавидят друг друга, то противостоящие друг другу через пространство, то связанные тригоном, то другими причинами; так земля отвечает земле, город – городу, берег – берегу, царство противится царству. Так должно бежать одних мест и стремиться к другим, там надеясь на верность, там страшась опасности, смотря по тому, какие свойства опустились к той или иной земле с высоких небес.

Отметь теперь знаки, названные греками «эклиптическими» (95); иногда они, словно в изнеможении, как бы цепенеют и теряют силы. Ибо в огромном мире ничто не постоянно; ничто не цветёт вечно, не идёт прямо тем же путём, но меняется день за днём, год за годом. Тучная прежде земля, словно устав от трудов, перестаёт приносить плоды, не отвечая на усилия пахаря, а почва, не дававшая жизни семени, вдруг становится плодородной как бы сама по себе. Земля сотрясается до основания и почва уходит из-под ног; тонут миры, океан бросает моря на сушу, поглощает пустыни и не может остановиться. Так когда-то канули в пучину города людей, и Девкалион (96) остался единственным наследником и владельцем мира; так Фаэтон (97) попытался править колесницей отца и запылали народы, небо страшилось пожара, от нового пламени бежали огненные звёзды и природа боялась быть погребённой в одной могиле. Так изменения совершаются за долгие века, затем мир приходит в себя. В определённое время звёзды теряют силу, затем снова накапливают её. Причина в том, что, когда Луна затмевается в каком-либо знаке, скрытая от своего брата и погружённая в ночную тьму, ибо между ней и лучами Феба встаёт Земля, и Делия не получает привычного света, зажигающего её огонь, которым она и сияет, тот знак блёкнет вместе с ней. И причина видна в названии: «эклиптические знаки», говорили древние. Знаки страдают попарно, но не соседи, а те, что горят друг против друга, ибо Луна затмевает свой шар, когда не видит Феба, движущегося по противолежащим звёздам. Но звёзды слабеют не всегда на равное время: иногда они остаются такими в течение года, иногда меньше, иногда их слабость превосходит солнечный год. Когда истечёт отведённый (каждому свой) срок, сияющие с противоположных сторон знаки завершат свой, определённое время длящийся труд, тогда это бремя наследуют их соседи, те, кто встаёт впереди и впереди садится, не в противном движению неба направлении, но согласно ему, склоняются они, и теряют силы, и не дарят обычными благами, и не причиняют обычного зла. Место всё поворачивает.

Но что пользы узким умом обшаривать сияющий мир, если дух этому сопротивляется и страх отнимает веру в возможность достичь пределов неба? «Природа, скажешь ты, скрыта в неизмеримой дали, избегает человеческого взора, и наш ум не может объять того, что совокупно управляет Судьбой, увидеть причины Судьбы». Зачем клеветать на себя, отвергая благо, в котором не отказывает Бог и природа даёт умственному взору? Мы постигаем небо – разве это не дар небес? Ум человеческий способен, покинув родные ему места, подняться до высочайших сокровищ небес, воссоздать эту громаду из его изначальных элементов, приобщить детей неба к небу, достичь пределов Океана, подняться по висящей в пространстве Земле, обжить весь мир. Нигде нет тайного в природе: мы обозреваем её полностью, овладеваем небом, постигаем нашего создателя; мы – его часть. Рождённые звёздами, мы поднимаемся к звёздам. Можно ли сомневаться, что Бог обитает в нашей груди, что души наши приходят с небес и туда возвращаются, что мир, состоящий из четырёх элементов – огня, воздуха, земли, моря, вмещает наш разум и, совмещая их в себе, правит ими, ибо наши тела имеют земную природу, а кровь несёт жизненную силу, одушевляющую нас? Не удивительно, что мир может познать человек, вмещающий в себе мир и являющий собой образ и пример божества. Чьим, если не неба, созданием велят боги считать себя человеку? Животные распростёрты на земле, погружены в воды или витают в воздухе, их радость – насытиться и продолжить свой род, их достоинства – размеры и сила их тел, они лишены сознания, а потому и речи. Единственно, кто владеет словом, мыслью, способностями к разным искусствам, - человек, который всем правит: он создал города, заставил землю приносить плоды, приручил животных, проложил дороги в море; он единственный, выпрямившись в полный рост, победоносно встречает небо, звёздным взором оглядывает Олимп и вопрошает Юпитера; не довольный созерцанием только лика богов, он проникает в самое чрево природы и ищет себя среди птиц (98) и их внутренности. Менее ли божественно постигать смысл знаков, чем внутренностей жертвенных животных и пения птиц? Ведь Бог не скрывает от Земли картину неба, но сам являет свой вид и форму и в постоянном вращении раскрывает себя, так что видящий может познать и постичь его и от него самого узнать его законы. Вселенная сама зовёт наши души к звёздам, желая открыть, а не скрыть свои установления. И может ли не быть дозволено богами познавать то, что дозволено ими созерцать? Не умаляй же сил своего, может быть, малого по размерам мозга: они огромны. Так лёгкий кусочек золота превосходит в цене горы меди и дороже золота ничтожных размеров бриллиант; так крохотный зрачок охватывает всё небо – то, чем глаз видит, ничтожно, то, что видит, огромно; так душа, заключённая в маленьком сердце, правит всем телом. Не думай о плоти, но познай силы, которыми обладает не тело, а разум: разум всё побеждает. Не сомневайся в божественном прозрении человека: он сам ныне даёт звёздам богов, ибо под властью Августа небо стало ещё могущественнее.