Роберт Шмидт
Деление домов, планетарная сила
и куспиды в эллинистической астрологии

Вступление к Книге Четверокнижия Птолемея,
переведённой Робертом Шмидтом для проекта Hindsight в 1996 г.
Перевод с английского Виктора Фроста

В данном анализе деления домов в эллинистической астрологии мы обсудим некоторые особенности, для которых пока ещё нет чёткой терминологии. Иногда мы будем говорить о двенадцатичастном делении, предназначавшемся для определения планетарной силы; такое деление мы будем называть «динамическим» делением. В остальных же случаях мы будем говорить о двенадцатичастном делении, предназначавшемся для определения пространств, связанных со сферами жизни человека, как это понимается в современном контексте; такое деление мы будем называть «тематическим» делением. С последним термином связано греческое слово topos, означающее просто «место» (то есть место относительно Ассенданта). Однако это греческое слово также приобрело значение «тема» или «тематика» в современном значении. Например, Птолемей (Клавдий Птолемей – астроном, математик и географ, ок. 90 г. - ок. 160 г. н. э., работавший в Александрии Египетской – примечание переводчика) часто называет главы своего Четверокнижия, в которых он затрагивает тему, например, родителей, внешности и т. д. «темами».

Ранняя традиция деления домов

Одно из самых ранних упоминаний о зодиакальных делениях для определения тем или сфер жизни встречается в труде, написанном ранее основного текста Нехепсона-Петосирида (Нехепсон-Петосирид – неизвестный греческий автор, или авторы, живший(ие) в Египте ок. 150 г. до н. э . – примечание переводчика). Он называется Salmeschoiniaka и в нём идёт речь о деканах. Сохранились только фрагменты этого труда, но, к счастью, в разделе, который цитирует Гефестион (Гефестион Фиванский – 380 - ?, родом из Фив, Египет – примечание переводчика) говорится о деканах как о местах, отвечающих за определённые сферы жизни. (II 18) [219]

"Следует также исследовать деканы, потому что первый на Гороскопе отвечает за рождение; 28-ой от Гороскопа, кульминирующий в начале дня, отвечает за средства к жизни; 25-ый, кульминирующий в полдень, отвечает за болезни; 9-ый, восходящий в конце дня на востоке, отвечает за несчастные случаи; 17-ый, восходящий на западе, отвечает за брак и жену; 8-ой, врата Аида, отвечает за детей; и тот, который находится в подземной [точке] отвечает за смерть". (II. 18).

Так как деканы, несомненно, являются делениями знаков, эту систему следовало бы назвать полнодекановой системой домов.

Возможно, ровесником этой системы является dodekatropos (или «поворот двенадцати»), приписываемый Гермесу (Гермес Трисмегист – легендарная личность, отождествляемая греками обычно с египетским богом луны Тотом, покровителем писцов – примечание переводчика). Этот метод упоминают Фрасилл (Фрасилл – I в. н. э. – примечание переводчика) и Реторий (Реторий Египетский – VII в. н. э. – примечание переводчика), а также в двух случаях Валент (Веттий Валент – римский астролог, активно работавший с 150 по 185 гг. н. э. – примечание переводчика) (хотя при этом Гермес не упоминается) и Матерн (Фирмик Юлий Матерн – сицилийский сенатор, дилетант в астрологии, живший в IV в. н. э. – примечание переводчика) в Книге III, главы 2-7. Во всех этих случаях двенадцать мест (или домов, если использовать вводящий в заблуждение современный термин) недвусмысленно совпадают со знаками. Нигде у ранних авторов мы не нашли равнодомной системы домов от Восходящего градуса а, равно, и какой-либо другой системы мунданных домов (основанных на делении мунданного квадранта). Многие из этих авторов, такие как Доротей (Доротей Сидонский – один из известнейших астрологических писателей, работавший во времена правления императора Калигулы с 12 - 41 гг. н. э. – примечание переводчика), даже не упоминают эту проблему. Они просто говорят о Гороскопе и Середине Неба и о местах, находящихся относительно них. Их нежелание рассматривать данный вопрос свидетельствует о том, что деление домов было частью традиции, воспринимаемой как нечто само собой разумеющееся, не нуждавшееся в обсуждении. В тех немногих случаях, когда некоторые авторы определённо упоминают полнознаковую систему, они являются представителями общепринятой традиции.

Полнознаковые дома у Валента, с двумя исключениями

Валент, живший после Птолемея, представлял более раннюю традицию, на которую Четверокнижие Птолемея не имело влияния. Среди значительного количества переводов, начиная с его Антологии, мы обнаружили последовательное применение Валентом полнознаковой системы домов, за исключением двух мест, которые мы сейчас обсудим.

В Книге III, главе 2 он обсуждает деление мунданного квадранта на три равные части, что позже назовут системой Порфирия (Порфирий – философ, живший с 234 по 304 гг. н. э. – примечание переводчика). Однако, из контекста совершенно ясно видно, что он намеревался лишь определить места, где планеты могут быть сильными или слабыми. Он никоим образом не хотел показать, что хочет учредить какое-то деление тематического плана или систему домов как таковую. На самом деле, обсуждая второе место, он «не считает другую треть градусов посредственной, доброй или злой ввиду восходящего за Гороскопом и Богини, и диаметрально противоположного Бога». Восходящий за Гороскопом - это второй полнознаковый дом, в то время как Богиня - традиционное название третьего полнознакового дома. Другими словами, такое деление имеет вспомогательный характер для оценки планетарной силы, потому что два традиционных полнознаковых дома, второй и третий, покрывают частично это деление. Заметьте, что он не переносит название «восходящий за Гороскопом» на второй промежуток, а название «Богиня» - на третий в своём новом мунданном делении.

Кроме того, Валент представляет схему оценки планетарной силы, как свою собственную поправку в традицию, предшествовавшую ему, в которой первая треть мунданного квадранта считалась сильной, а все остальные градусы слабыми. Таким образом, именно Валент был первым, кто раньше всех расширил метод оценки планетарной силы с восьми мест на двенадцать и, поэтому, данная схема не могла появиться раньше него.

Второе исключение среди последовательного применения Валентом полнознаковой системы домов встречается в Книге IX, главе 3. Этот случай действительно сбивает с толку. Именно в этой главе Валент представляет читателю ныне хорошо известный метод «поворота колеса» для извлечения дополнительных, кроме основных, значений домов. Он называет этот метод «поворотом двенадцати», как мы указали выше, этот метод приписывают Гермесу, так что в этом отрывке явно сохранилась более ранняя традиция. Детально излагая эту схему, он ясно говорит о zoidia. Он также использует общепринятые тематические названия домов, такие как Благой Дух, Богиня и т. д. Таким образом, это - полнознаковая система. Проблема начинается в абзаце, следующем сразу после этого изложения, перевод которого я здесь привожу.

"Прежде всего, необходимо рассчитать места относительно градуса. И, по крайней мере, всякий раз, когда градус Гороскопа определён, необходимо отсчитать от этого градуса полных 30 градусов следующего zoidion. Это будет место, отвечающее за жизнь. Затем, подобным образом, следующие 30 градусов, отвечающие за средства к существованию; подобно со следующими, как и прежде. Как часто это бывает, когда два места припадают [и совпадают] на один zoidion, предсказывай оба варианта в соответствии с их расстояниями в градусах. Точно так же необходимо исследовать управителя zoidion, в каком zoidion ему случиться быть, и что это за место, которого он держится, согласно стандартной характеристике градусов. Таким способом происходит эта процедура [или, вероятно, поворот]. И, если кто-нибудь платикально рассчитает одно место на zoidion (что бывает редко), они [нативы? места?] столкнутся с ограничением и насилием или затруднительным положением."

Я не уверен до конца в этом переводе. Например, я не уверен, о каких двух местах он говорит в середине абзаца. Это могли быть два места в системе равнодомных домов от Ассенданта, частично перекрываемые одним zoidion, что противоречило бы применению Валентом полнознаковых домов в предыдущем изложении; это могли также быть два производных места (скажем, идеально совпадая с одним zoidion), что согласовалось бы с контекстом, но, в таком случае, два последних предложения будут неясными. Я даже не уверен относительно значения алгоритмического предложения «необходимо отсчитать от этого градуса полных 30 градусов следующего zoidion». Но я пощажу читателя, опустив детали.

Среди всего этого замешательства, а также при условии, что Валент действительно имеет в виду некую систему равного зодиакального деления, основывающуюся на Восходящем градусе, позвольте мне сделать предположение, основанное на использовании Валентом жребиев, которые могут снабдить нас важной нитью, связывающей полнознаковую систему домов с равным делением от Ассенданта. Согласно его толкованию жребиев, их можно рассматриваться в качестве «Horoskopoi», или же квази-ассендантов; то есть, они могут быть первыми домами производных полнознаковых систем; значения этих знаков, расположенных подряд, будут аналогичны значениям основной натальной карты. Единственное существенное различие заключается в том, что базовая полнознаковая система считается основной, в то время как производная - предназначается для рассмотрения дальнейших деталей. Однако, концептуально, они не отличаются.

Когда жребий находится в каком-либо градусе знака, он делает этот знак первым домом производной системы; присутствие жребия, так или иначе, модифицирует знак, в который он попал, делая его первым домом той темы, за которую конкретный жребий отвечает (как пример, возьмём жребий отца). Подобным образом, знак, в который попадает Восходящий градус, становится первым домом традиционной полнознаковой системы. Восходящий градус - kentron, стержень или центр, вокруг которого поворачивается знак. Именно этот поворот изменяет знак, делая его первым полнознаковым домом, при этом не важно, где находится в этом знаке Восходящая точка. А не мог бы первый градус каждого равного «дома» от Ассенданта считаться «центром» полнознакового дома, вроде точки, вокруг которой поворачивается знак, и которая делает весь знак, например, вторым местом (или домом), передавая этому знаку свою уникальную характеристику? Таким образом, «поворот двенадцати» мог бы стать расширением понятия центра (ранее ограниченного угловыми точками) для всех промежуточных знаков.

В заключение, если эта интерпретация заслуживает внимания, тогда каждый градус, являющийся тридцатым градусом от Ассенданта, должен быть расценён как «куспид» (или поворотная точка) полнознакового дома, но никак не куспид, расположенный по краям знака. Из этого вытекает, что промежутки между этими градусами не должны рассматриваться как дома вообще. Схожая на эту, современная равнодомная система являлась бы неверным толкованием первоначальной идеи, состоящей в равном делении зодиака от Ассенданта с целью определить поворотные точки непосредственно внутри знаков. Интересно отметить что Матерн - первый автор, использующий равнодомную систему от Ассенданта (в Книге II, главе 19, хотя, в другом случае - в Книге III, главе 2 он применяет полнознаковые дома относительно Ассенданта). Матерн жил на двести лет позже Птолемея и Валента. Может быть, он неправильно истолковал более раннюю традицию? Очень интересным представляется, по крайней мере, то, что он использует слово куспид для обозначения первого градуса каждого дома, так как слово cuspis, означая остриё, и cardo, означая центр - довольно неплохие варианты перевода греческого слова kentron, которое, по-видимому, подразумевает оба латинские значения.

Прежде, чем оставить Валента, мы должны отметить следующее. Как раз перед тем, как он начал обсуждать «поворот двенадцати», он упоминает о «повороте восьми», который, по-видимому, использовался Нехепсоном-Петосиридом. Суть этой системы до сих пор остаётся загадкой. Однако, исходя из контекста, можно сказать, что этот метод также, скорее всего, соответствовал каким-то делениям зодиака, а не определялся делением мунданного квадранта. Как предположение, я бы обратил внимание на то, что в древности знаки зодиака делились как на три декана, так и на два «шага». Таким образом, как каждый полнознаковый дом состоял из трёх деканов, возможно, так и каждое восьмеричное деление вмещало три шага zoidia.

Равнодомная система Птолемея

Птолемея считают автором особого деления равных домов, которое начинается пятью градусами выше Ассенданта и, как теперь считают, он предпочитал эту систему другим. Однако здесь следует отметить три пункта. Прежде всего, нигде, кроме Книги III, главы 11, где говорится о продолжительности жизни, нет ни одного свидетельства того, что Птолемей расценивал Гороскоп, Середину Неба и другие места как нечто, что не является частью полнознаковой системы домов. Он использует весь арсенал традиционной терминологии. Так, в Книге III, главе 6, где идёт речь о родных братьях, он говорит о месте матери, используя термин zoidion, и ссылается на десятое место, отвечающее за эту тему, используя традиционный метод производных домов. Он, вообще, ничего не говорит о какой либо системе домов в своей первой книге, которая посвящена первичным сведениям по астрологии. Наконец, он нигде не говорит, что опишет собственную систему домов в следующей главе, хотя он, на самом деле, упомянул об этом в случае жребия Фортуны и некоторых других вопросов. У нас нет никаких доказательств того, что эта специфическая система существовала до Птолемея, а если она являлась его новшеством, то мы ожидали бы, что он скажет об этом в данном случае.

Второй пункт - это когда он представляет свою систему в Книге III, главе 11 в весьма специфическом контексте, где идёт речь о методе вычисления продолжительности жизни. Проблема состоит в том, что, чтобы определить «места избавления», то есть места, где должен находиться избавитель (или хилег, как его стали называть позже). Места, которые он перечисляет, являются местами, где планета обладает наибольшей силой, являясь важным сигнификатором продолжительности жизни. В соответствии с этим, он говорит, что «всё пространство, расположенное под землей, не следует принимать во внимание». Некоторые места (или дома), такие как седьмой, девятый и одиннадцатый не имеют прямой связи с темой жизни. Таким образом, зодиакальное деление, которое он здесь описывает, не является его намерением учреждать дома как таковые.

Третий пункт. Один из самых ранних комментаторов Четверокнижия Панхариос (цитируемый Гефестионом) не думал, что Птолемей вообще имел в виду равнодомное деление зодиака, а, скорее всего, некую систему мунданных домов, подобную той, о которой мы говорили выше в связи с Валентом. Единственное отличие от Валента заключается в том, что Птолемей размещает пять градусов выше Ассенданта. Так как Валент представил почти ту же систему с очевидной целью рассчитывать планетарную силу, а не тематические дома, мы можем предположить, что то же самое имеет в виду и Панхариос. Как я уже указал в примечаниях, Панхариос очевидно имел в своём распоряжении иной текст, что позволило ему сделать подобное толкование (этот вывод делает он сам).

Если кто-то будет утверждать, что Птолемей на самом деле рассматривал своё деление как тематическую систему домов, то сильнейшим доводом в его пользу будут отрывки с главы 11, где он, как кажется, даёт своим новым делениям названия, традиционно обозначающие полнознаковые дома, такие как Дурной Дух, Хорошая Фортуна и так далее. Однако, как я уже говорил в своём комментарии относительно этой главы, существуют, по крайней мере, ещё два способа интерпретировать данный отрывок, не приписывая при этом Птолемею намерение перенести названия домов на свои собственные деления. Сравнивая несколько вариантов рукописи по ключевым моментам текста, у многих читателей и переписчиков, по-видимому, именно этот спорный вопрос вызывал сомнение. Более того, я должен также отметить, что все эти названия домов так слабо связаны с общим синтаксисом предложений, что они, возможно, даже являются вставками более позднего редактора; хотя они присутствуют в тексте, который цитирует Гефестион, и могли присутствовать в тексте Панхариоса, хотя сам Гефестион, очевидно, не разделял подобной точки зрения.

Теперь одно заключительное замечание. Если даже Птолемей действительно намеревался использовать равнодомную систему домов от пятого градуса выше Ассенданта, то в таком случае, в его планы никак не входило установление куспидов домов полнознаковой системы способом, описанным нами выше. Скорее всего, это была схема промежутков, представляющих интерес лишь для оценки планетарной силы. А если, всё же, он перенёс традиционные названия домов на свои новые деления, то лишь только для того, чтобы эти два прототипа деления домов, отличающиеся от полнознаковой системы, но, являясь также важными (для расчёта планетарной силы и куспидов полнознаковых домов), были бы объединены в одну гибридную систему.

Равные и мунданные деления у поздних комментаторов

Павел применяет исключительно полнознаковую систему домов, несмотря на его восхищение Птолемеем, как будто считая, что равнодомная система Птолемея не является тематической системой домов вообще.

Начиная с Гефестиона, ясно прослеживается, что большинство его современников, кроме Панхариоса, действительно считали систему Птолемея тематической системой равных домов, которая начинает свой отсчёт от пяти градусов выше Ассенданта, как понимают это и сегодня. Однако Гефестион отдаёт, по видимому, предпочтение толкованию Панхариоса, основанному на модифицированном делении мунданного квадранта на три части, как это делали Порфирий и Реторий (хотя последний сообщает о «повороте двенадцати» Гермеса). Нет никаких доказательств, что кто-нибудь из них троих пытался превратить это динамическое деление в тематическую систему домов.

Матерн, как мы уже упомянули, применял равнодомную систему домов от Ассенданта тематически, хотя в других случаях он применял места относительно Восходящего знака.

Заключение

Если вышеописанный анализ правилен, можно сделать несколько выводов. Во-первых, ввиду того, что никто из астрологов, пишущих на греческом языке, никогда не переносил динамическое деление на тематические дома, мы вынуждены обратиться к более поздней средневековой традиции, чтобы увидеть, когда этот перенос произошёл. Кроме того, нам следует рассматривать подобную трансформацию с большим подозрением, так как она, должно быть, основывалась на превратном толковании более ранней традиции. Конечно, всегда представляется вероятным то, что неверное толкование случайно может стать конструктивным, имея при этом некоторую истину, но нам следует самым тщательным образом ограничивать применение мунданных домов тематически до тех пор, пока они не будут проверены экспериментальным путём. Тем более что проблема правильного динамического деления остаётся неразрешённой, хотя данные Гоклена могут предоставить здесь некоторую помощь.

Во-вторых, недоразумение, заключающееся в том, что куспиды (находившиеся изначально в знаках где угодно и применявшиеся для определения поворотных точек в этих же знаках) являются границами или же крайними точками домов, произошло уже в эпоху эллинизма. Куспиды динамического деления, очевидно, также подверглись подобной трансформации. Однако мы можем даже предположить, что мунданные куспиды, т. е. куспиды динамического деления, могли также интерпретироваться как те факторы, которые дают знакам, в которых они находятся, особое динамическое свойство, отличное от тематического. Здесь можно проследить связь с древней теорией о благоприятных местах (или местах преуспевания, как мы их переводим сегодня). Эти места были знаками, где планеты могли проявлять себя достаточно сильно, или где их могли использовать для предсказаний (если мы правильно понимаем двусмысленный термин chrmatistikos). Уместно будет также обратиться к более поздней средневековой традиции, чтобы убедиться в том, как это второе недоразумение стало восприниматься как само собой разумеющееся положение, не требующее доказательств.

Соединить все эти рассуждения вместе поможет нам метафора. Мы могли бы представить, как куспид, находящийся где угодно в пределах знака (оказавшегося вторым, третьим и так далее, т.е. полнознаковым домом), придаёт ему некоторое характерное «искривление». Возможные различные положения куспида в пределах этого знака не меняют основной характеристики этого искривления, получаемого знаком; положения куспида изменяют лишь вариантность, как, например, существуют различные гиперболы, имеющие уникальные искривления, но все они имеют одну общую определяющую характеристику гиперболы. Присутствие же в знаке динамического куспида модифицирует знак другим способом, придавая ему определённый размер, например, увеличивая или уменьшая его. Тематические и динамические куспиды вместе, но по разному, определяют «искривление» и «размер» конкретного знака.

Мы призываем современных астрологов стараться различать эти два аспекта деления домов при интерпретации карт.



Публикация перевода статьи в любой форме возможна лишь с разрешения переводчика.