Песнь о жемчужине

Когда я был ребенком и проживал в царстве моем, в доме отца моего, и богатством и роскошью кормильцев моих удовольствовался, от Востока, родины нашей, снарядили (меня) родители мои и послали меня (прочь со двора). И от богатства (дома) сокровищ наших прибавив, завязали мне поклажу большую, но легкую, которую я только мог унести: золото Бет Элайе и серебро Газака великого, халцедоны Индии и жемчуг из Бет Кашана. И они снабдили меня алмазом, который железо режет. И они сняли с меня одеяние сверкающее, которое с любовью своей они сделали для меня, и тогу пурпурную, которая скроена и выткана по росту моему. И заключили они договор со мной, и записали в сердце моем то, что не должно быть забыто: «Если спустишься ты в Египет и принесешь ее, жемчужину одну, ту, которая в глубине моря охраняется змеем вздыхающим, ты оденешь одеяние сверкающее твое и тогу твою, которая по тебе, и с братом твоим, который второй наш (по власти), владетелем в царстве будешь ты».

Я покинул Восток (и) спустился с двумя проводниками, ибо путь был опасен и труден, а я, был юн я, чтобы идти им. Я миновал пределы Майшана, место встречи купцов Востока, и достиг земли вавилонской, и вошел в стены Сарбуга. Спустился в глубь Египта, и спутники мои от меня отделились. Я отправился прямо к змею, около обиталища его я поселился до тех пор, пока он задремлет и уснет и у него жемчужину мою я возьму. И когда я стал одиноким и покинутым, и для товарищей моих чужим стал, и для рода моего, свободных из восточных, там я увидел юношу прекрасного и милосердного, помазанника. И ко мне он пришел и приблизился, и я сделал его другом своим, товарищем, который в торговле моей стал компаньоном. Я охранял его от египтян и от общения с нечистыми. И в одежды их оделся я, чтобы они не гнушались мной как пришельцем, чтобы взять жемчужину и поднять змея против меня. Но каким-то образом они узнали, что я не их соотечественник, они поступили со мной лживо и дали мне отведать кушанья своего. Забыл, что сын царей я, и (я) служил царю их, и я забыл ее, жемчужину, из-за которой родители мои послали меня, и под бременем притеснений их уснул сном глубоким.

Но все это, что случилось со мной, родители мои почувствовали, и стали горевать обо мне, и объявили во всем царстве нашем, чтобы всякий (человек) к вратам нашим приходил, цари, и главы Парфии, и все вельможи Востока. И они составили совет для пользы моей, чтобы я в Египте не был покинут. И они написали мне послание, и каждый вельможа имя свое в нем поставил: «От отца твоего, царя царей, и матери твоей, владетельницы Востока, и от брата твоего, второго нашего, тебе, сын наш, что в Египте, здравствовать! Встань и поднимись от сна твоего и слова послания нашего выслушай. Вспомни, что сын царей ты, взгляни на рабство, которому ты служишь. Вспомни о жемчужине, ради которой ты пришел в Египет. Подумай об одеянии сверкающем твоем и тогу твою великолепную вспомни, которую ты оденешь и которой ты будешь украшен, когда в книге доблестных имя твое будет читаться, и вместе с братом твоим, цесарем нашим, вместе с ним в царстве нашем будешь». И послание мое — послание то, которое царь десницей своей запечатал ( )от злых сынов Вавилона и от демонов лютых Сарбуга. И оно полетело, подобно орлу, царю всех птиц, прилетело, и опустилось около меня, и стало все говорить. И голосом его, и шелестом его я был разбужен и восстал от сна моего. Я взял его, и поцеловал его, и начал я содержание его читать, и во согласии с тем, что в сердце моем запечатлелось, были слова послания, мне написанного. Вспомнил, что сын царский я и знатность моя природой утверждена. Вспомнил жемчужину, за которой в Египет я был послан. И начал прельщать я его, змея страшного, вздыхающего. Усыпил я его и убаюкал его, ибо имя отца моего над ним упомянул, и имя второго нашего, и матери моей, царицы Востока. И захватил ее, жемчужину, и повернулся, чтобы возвратиться в дом отца моего. И одежду их, скверную и нечистую, я снял и оставил ее в стране их.

И я пошел прямым путем, чтобы прийти к свету родины нашей, Востока. И послание мое, побудитель мой, предо мною на дороге я нашел. И так же как голосом своим оно пробудило меня, так же светом своим оно меня вело. Оно, которое шелком царским предо мною обликом своим воссияло. И голосом своим, и руководством своим оно также вдохновляло меня поспешить, и любовью своей оно вело меня. Я вышел из пределов Сарбуга, я оставил Вавилон по левую руку, и я достиг Майшана великого, гавани купеческой, что на берегу моря лежит. И одеяние мое сверкающее, которое я снял, и тогу, в которую был облачен, с высот Гиркании туда родители мои послали через казначеев своих, на верность которых полагались. И поскольку я не запомнил вида ее — ибо в детстве моем я оставил ее в доме отца моего, — случилось, что, когда я получил ее, показалась мне одежда подобной мне (самому). Все во всем я увидел, и также я все в нем получил, ибо двое нас, по различию, и одно мы в одном подобии. И сокровища также, которые принесли мне, я увидел, что двойственны они, одному подобны они, ибо один символ царя был написан на них, руками его, того, кто вернул мне залог мой и богатство мое через них, одеяние сверкающее, украшенное мое, которое самоцветами убрано, золотом, и бериллами, и рубинами, и агатами, и сардониксами разноцветными. И оно было сделано по размеру своему, и камнями алмазными все его застежки были скреплены. И образ царя царей весь целиком на нем был выгравирован и изображен. И как камень сапфировый, оно отливало разными цветами. Увидел я, что в нем во всем движения мысли трепетали и что как бы заговорить видом своим оно готовилось. И звук голосов его услышал я, который по мере опускания его шелестел: «Это для него, храбрейшего из рабов, что возвеличил меня пред отцом моим». И также я, понял я, что стойкость моя трудами его увеличивалась. И движениями своими царственными все оно ко мне излилось, и в руку подателей его оно поспешило, дабы я принял его. И также меня любовь моя пробудила, дабы я бросился навстречу ему и принял его. И я распростер (объятия) и принял его. Красотою цветов его я украсился, и в тогу мою, украшенную камнями, во всю целиком я облачился. Я оделся в нее и поднялся к вратам приветствия и поклонения. Склонил я главу свою, и поклонился я ему, сиянию отца моего, который мне послал его, ибо я исполнил приказания его. И также он — то, что обещал, исполнил. И во вратах его знати с вельможами его я соединился. И он возрадовался мне и принял меня, и с ним в царстве его я пребывал. И гласом трубным все слуги его славили его. И он обещал, что также к вратам царя царей с ним я отправлюсь, и с приношением моим, и с жемчужиной моей с ним к царю нашему явлюсь.