Елена Мартынова (Мартиэль)
ИЗБРАННОЕ

тексты песен

Странник

Ни черти, ни люди, ни боги не гнали тебя за порог,
но кто-то придумал дороги, чтоб ты путешествовать мог.
О, сколько вас бродит по свету, свободы своей короли!
Вы крутите эту планету, кружа по дорогам Земли.

Какие бы райские кущи
тебя ни манили свернуть, -
дорогу осилит идущий,
так прочь все сомненья - и в путь!

Пусть холод и дождик, и слякоть,
пускай ты до нитки промок, -
с тобой твоя верная шляпа
и пара надежных сапог.

Дорога то уже, то шире,
но сколько бы ей ни петлять, -
к Единственной Женщине в Мире
приводит опять и опять.

Друзья пожимают нам руки,
невесты клянутся любить...
Но кто-то придумал разлуки,
чтоб верности нас научить.

Хозяйка

Стол накрыт и свечи горят,
Двери настежь в немую ночь...
День за днем - все тот же обряд.
Ну, кого ты так поздно ждешь?

Тих трактир, уж скоро заря,
Гости видят десятый сон.
Чей же взгляд, хозяйка моя,
Ищешь ты в зеркалах окон?

Ты прости, хозяйка, прости
Зов озер, облаков и скал,
Ветер, что в дороге настиг
И меня у тебя украл.

Даль за далью - нити дорог
В ожерельи пройденых верст.
Днем топчу траву и песок,
Ночью слушаю шепот звезд.

А в трактире время летит
Незаметней среди хлопот.
Скрипнет дверь - душа заболит.
Но глаза не солгут - не тот.

Эй, хозяйка! Скоро шагну
На порог твой, недолго ждать,
И звезду тебе протяну,
Что с небес хвалился достать.

Малиновая даль

Вдруг двери распахнет
малиновое утро,
Настойчиво и мудро
с собою позовет.

И ты за ним пойдешь
в малиновых одеждах,
А все, что было прежде,
в себе перечеркнешь.

Малиновый закат
тебя в пути застанет
И теплыми руками
обнимет, словно брат,

Тебя одарит ночь
малиновыми снами.
Как жаль, что ты не с нами -
ты мог бы нам помочь.

Ведь мы который век
погрязли в серых стенах,
И кровь остыла в венах,
и в душах выпал снег.

Не в силах приподнять
изломанные крылья,
Над слоем серой пыли
рожденные летать.

Но яростный восход
уже не за горами -
Малиновое пламя
окрасит небосвод.

И что нас ждет тогда?
Ты спросишь - я отвечу:
Распахнутая вечность -
малиновая даль...

Волшебный ручей

Эй, сложи ладони чашей,
Ключевой испей воды!
Это чудное причастье
Избавляет от беды.

Знай - питье самой
Природой
Для тебя припасено,
Что сытней и слаще меда,
Веселее, чем вино.
Ведь настоено на травах,
Заглядевшихся в ручей,
Щедро сдобрено приправой
Майских солнечных лучей.
Что притих? Смелее, путник!
Тронь хрустальную струю -
Пусть вода скорей разбудит
Силу спящую твою:
Вдохновенье - для поэта,
Тайны звезд - для мудреца,
Для бродяги - песни ветра
И прозренье - для слепца,
Крепость рук обрящет воин,
Дар невесте - красота...
В общем, кто чего достоин,
То и даст ему вода.
Только если ты, приятель,
Сердцем скуп и крив душой,
Превратит тебя заклятье
В серый камень под водой.
Видишь, сколько этой мрази
Накопилося на дне?
Изнутри наросшей грязи
И воде не смыть с камней.
Не грусти о них, не надо:
То заслуженный конец.
Сколько здесь почило яда
В недрах каменных сердец!
Пей же, путник, и с дарами
Возвращайся в мир людей.
Ну, а тем, кто сердцем камень,
Место здесь, среди камней.

Сойти с чужого ума

У нас сегодня весна
Четвертый раз невпопад,
По средам солнце за нас,
А по утрам - листопад,

По крышам старых домов
Гуляет-бродит зима...
Как хорошо, боже мой,
Сойти с чужого ума!

А за разбитым окном
Смеется пьяный типаж.
Ему давно все равно,
Что тут десятый этаж.

В мой деревянный камин
Скатилась звездочкой тьма...
Как хорошо, черт возьми,
Сойти с чужого ума!

Мой академик - Любовь, моя наука - Полет.
Мурлычет песню без слов
Кошачим голосом лед. Послушай эхо, чудак,
Довольно стены стремать. Как хорошо просто так
Сойти с чужого ума!

По телевизору лиц -
Очередной сериал.
У них давно не болит
Их тугоплавкий металл.

Сегодня бой и любовь,
А завтра мир и тюрьма...
Как хорошо вновь и вновь
Сходить с чужого ума!

Строители невидимых дорог

Строители невидимых дорог,
Крылатые бродяги Мирозданья...
Кружит листвой попутный ветерок -
Чьего-то "здравствуй" эхо "до свиданья".

На сколько стен пришлось нарваться лбу,
Не знающему слова "невозможно".
Ведь мы же сами выбрали судьбу
Сшивать путями раны бездорожья.

Где меж миров не ходят поезда,
Где жизнь, как на цепи, на месте кружит,
Где ставит крест немое "никогда"
На чьей-то нерожденной крепкой дружбе,

Где ждать устали добрых новостей,
Где редкий день обходится без дрожи, -
Там мы протянем ниточки путей
В пугающе-холодном бездорожье.

Строители невидимых дорог,
Нам петь, не веря мертвому покою,
Сплетать сонеты звезд в один венок
И - чтоб в любую даль подать рукою.

И тает седина на волосах,
И зов сердец услышать так несложно,
И звезды зажигаются в глазах,
Где мы бросаем вызов бездорожью.

Родом из сказки

Откуда ты родом? Из дивной страны,
Где сказка - взаправду, где вещие сны,
Где каждый с рожденья умеет летать
И мир как открытую книгу читать.

Где каждой травинке, как дару, ты рад,
Где звезды, как с равным, с тобой говорят,
Где имя твое словно песня звучит,
Но где потерял ты от Сказки ключи.

Ты думаешь, это всего только сон,
И вход в этот край для тебя запрещен.
Ты видишь лишь серое небо без звезд.
Послушай, неужто ты это всерьез?

Послушай, мой милый печальный чудак:
На самом-то деле все вовсе не так!
И есть та дорога к другим небесам,
В страну, что однажды ты выдумал сам.

Один только шаг по дороге в Мечту,
Один только миг на волшебном мосту.
Расправь свои крылья и сердце раскрой,
И выдумка быть перестанет игрой.

И ты вдруг поймешь, что так было всегда,
И чистые слезы не сдержишь, когда
Огромные крылья тебя унесут
Туда, где твой дом, где давно тебя ждут.

Белая Леди

Рыжие звезды зажглись, как венчальные свечи.
Вечер - приют для забот измотавшейся стаи.
Белое кружево ляжет туманом на плечи.
Сердце, как колокол, Время Дорог отбивает.

Белая Леди беззвучно родится из тени...
Слышишь, как звоном стеклянным крошится о стены
Голос свирели, дурманящий запах сирени,
Лижет лицо обжигающий холод Вселенной.

Музыка Вечности, смеха пронзительный глянец,
Тонкий хрусталь обнимает горчащую волю.
Белая Леди сама приглашает на танец,
Белого вальса метель тебя вырвет из боли.

Стрелки часов, словно хворост, сгорают во взгляде
Призрачной гостьи. Здесь время не властвует боле.
Та, что приходит, трусливо не прячется сзади, -
Белая Леди невестой пришла за тобою.

Только зачем же ломаются грани надежды?
Только зачем это память заплевана грязью?
Только зачем же охотник по имени Прежде
Травит долгами-собаками светлый твой праздник?

Тайна венчанья Любви - без вины и ответа.
Тайна прощанья - мостов отгоревшая небыль.
К дальним чертогам, не знающим здешнего света,
Белая Леди покажет дорогу сквозь небо.

Лунной тропою промчат нас лиловые кони.
Шлейфом не пыль за спиной - это россыпь столетий.
Так ли уж трудно уйти от зловещей погони,
Если свободою в гривах запутался ветер?

Скроет наш путь фиолетовым сполохом ночи,
Нить его сгинет в узорах надзвездного пледа.
В час, когда утро зарей горизонты отточит,
Мир не найдет отголосков остывшего следа...

Те, кто остался без нас, обожгутся о слезы.
Те, кто остался за нами, свечи не остудят.
Пусть не откликнутся эхом ни пламя, ни звезды
Тем, кто поверит, что нас уже больше не будет.

Выбор

Тот не станет рабом, кто свободным рожден.
О, жестокий Властитель, надменный Король!
Я тебе оставляю тщеславье и трон.
Я себе выбираю изгнанье и боль.

Нет возврата безумцу, и втоптано в грязь
Белоснежное зарево крыльев моих...
Тот, кто все потерял, - тот уходит, смеясь,
Заклейменный проклятьем твоим бунтовщик.

Если сказано Слово - по Слову и быть.
Но завянет трава под ногами лжеца.
Что ж измучены до смерти Божьи рабы
Справедливым правленьем Святого Творца?!

Бог-ревнитель! Твой суд страх и сила вершат.
Ты велишь: "Подчиняйся и не прекословь!"
Ну а тот, кто посмеет тебе возражать,
Тот - исчадие Ада и вечное Зло.

Мне чужие грехи - как жестокий удар.
Но не жди, в покаяньи спины не согну!
Тот, кто все потерял, - принимает как дар
И позорный ярлык, и чужую вину.

Пусть низвержен в глазах поколений людских,
И нелепые мифы нашепчет им страх, -
Я к Свободе и Истине выведу их
По дороге познания Зла и Добра.

Или пасть на колени - иль на ноги встать:
Им от века в болоте покоя не гнить.
Ты сумел их позором незнанья сковать,
Я же Истины Пламя им жажду открыть.

Мне в оковах покоя вовек не остыть.
Ни о чем не моля, никого не виня,
Я тебе оставляю тенета Судьбы,
Я себе выбираю Дорогу Огня!

Лилит

Неправда, не верь! Все преданья и книги лгут!
Не слушай сказителей - что они могут знать!
Да кто это выдумал, будто бы я смогу
Рассеяться прахом, забытой легендой стать?

Да пусть вся Вселенная рушится в небытие!
Да пусть все светила изменят свои пути!
Я стану твоим дыханьем, счастье мое,
Незримой тенью твоею. Прости! Прости...

Послушай - я здесь, я рядом. Смотри, смотри:
Ты видишь - сквозь лед и камень растет трава.
И, может, был прав Создатель, сказав: "Умри!"
Но я не сумела так. Я жива! Жива...

В шелесте крыльев, в серебряном свете луны,
В крике пронзительном чайки над зубьями скал,
В пене ажурной на гребне зеленой волны,
В песне соленого ветра - кого ты искал?

Я устилала твой путь шелковистой травой,
В полдень дарила покой земляничных полян.
Запахом хвойным дурманил не воздух лесной -
Это дыханьем моим был ты счастливо пьян.

Там, где под небом свинцовым обитель ветров,
Там, где над бездной орлы пролетают, кружа,
Эхом седых водопадов, и пеньем ручьев,
Рокотом дальних обвалов мой голос дрожал.

Белый песок, что твой след лишь мгновенье хранит,
Радость моя, не отдам и за вечный покой!
Разве не слышишь, как бьется о древний гранит
Криком распоротый воздух: "Я здесь! Я с тобой:

В буйном прибое и в пляшущем диком огне,
В малой дождинке, в цветке и в дорожной пыли..."
Ангел, истерзанный болью, не плачь обо мне,
Я не мертва. Я - душа этой грешной Земли.

Стократ исходив все земли из края в край,
Где камни и травы впитали тепло твоих ног,
Ты с грустью подумаешь - как же бесцветен Рай
Без горького счастья, которое проклял Бог!

Устав на исходе ночи искать и звать,
Ты падаешь, обессилев, на грудь Земли.
Но - голос из темных недр: "Я жива! Жива..."
И - в сердце звездою взрывается имя: ...!!!

Апокалипсис

Из последнего боя никто не уйдет живым.
Кровь у Света и Тьмы одна, и она красна.
Станет братской единой могилой земля им.
Станет тленом их плоть и забудутся имена.

Это право богов - судить, а людской удел -
Возносить хвалу тому, кто придет с мечом.
Занесен над миром жезл, чтоб смертный не смел
Ни поднять главы, ни спрашивать ни о чем.

Только тот, кто понял значение слова "смерть",
Кто посмел отстоять свое право видеть и знать,
Тот не станет просто так стоять и смотреть,
Не преклонит колен и не сумеет смолчать.

Если крылья оборваны - время на ноги встать,
Если дверь заперта, значит - пора в путь,
Если цепь и железный свод - я выучусь ждать,
Пусть огонь - это боль, зато память не сможет уснуть.

Сколько горя ты видел, прекраснейший из миров!
Сколько раз тебя топили в крови и жгли,
Странный мир, где Знание - зло, где проклятье - Любовь,
Где нечисто все, рожденное от земли,

Мир, где зрячим глаза завязаны. Только вот
Вряд ли могут слепые ведать то, что творят;
Мир, где святы пытки, костры и крестовый поход,
Где учили сначала - мстить, а после - прощать.

...И падут на Землю голод, огонь и яд.
Захлебнется мир в крови и слезах людских...
Почему ж эти смертные каяться не хотят
Перед тем, кто так зло и жестоко карает их?!

Но терпению есть предел. Иди и смотри:
Там сквозь гнев и слезы крылья вновь проросли.
И взовьются они цветом крови и цветом зари,
Цветом боли в агонии мечущейся Земли!

Под копытами белых коней - клочья травы.
Поседеет от пепла земля, реки в кровь истекут.
Из последнего боя никто не уйдет живым.
Но воскреснут рабы, а свободные дважды умрут.

...А кому-то - вечная жизнь и дорога в рай.
Но оставить Землю в покое - как бы не так!
И рванутся к звездам руки живого костра
Вечным криком, закипающим на устах.

А на новой Земле свет ослепит глаза.
А на новой Земле память растает, как дым.
И никто не посмеет бросить свой взгляд назад.
И никто не увидит пылающей в небе звезды...

Из последнего боя никто не уйдет живым...

Пророчество

Когда согреет камень алтаря
Лесной цветок взамен кровавой жертвы,
Не станет ни изгоя, ни царя,
Ни бездны меж свободой и бессмертьем,

Когда с колен поднимутся жрецы,
Без страха глаз богов коснувшись взглядом,
Когда поить устанут мудрецы
Сердца, умы и души лживым ядом,

Скользнет в траву из ослабевших рук,
Распавшись пылью, грозное оружье,
Сокровищем бесценным будет друг,
А золото - лишь тяжестью ненужной,

Когда сумеют сердцем передать
Все то, чего не выссказать словами,
Когда узнают, как это - понять,
Что шепчет лес, о чем тоскует камень,

Когда набат на лемех перельют,
Когда считать разучатся потери,
Когда любовь, доверье и уют
Войдут в замков не знающие двери,

Когда из прогоревшего угля
Восстанет древо в огненных обятьях, -
Тогда очнется мертвая земля,
Стряхнув оковы древнего проклятья.

Песня ищущих

Пока еще мало верю,
Пока еще мало знаю,
Пока еще муть сомнений мне застит взор.
Но красный осколок сердца
Как лед под лучами тает,
Когда бездонная Полночь глядит на меня в упор.

Не все так легко и просто,
Не все так понятно и ясно.
По черным и белым клеткам тебя несет
Игра в "хорошо" и "плохо"
По чьей-то слепой подсказке
В надежде наивной пешки когда-нибудь стать ферзем.

Но если наш выбор - Полночь,
Но если наш выбор - ветер,
Но если лететь без правил ко всем чертям -
Пусть Вера сердца наполнит,
Надежда пути осветит,
А та, что зовут Любовью, защитницей станет нам!

Не черный песок сомнений,
Не белый лед фанатизма -
Кровавый огонь исканий у наших ног.
Взовьется Звездой Стремлений
Священное Пламя Жизни,
Немеркнущим талисманом сплетения всех Дорог.

Но проклят, кто выбрал Полночь,
Но проклят, кто выбрал Пламя
И боль обожженных крыльев, и жажду знать:
Их жизни короче молний,
Им время стирает память.
Но только мятежность сердца не в силах никто отнять.

И если змеиным жалом
Ударит больное слово:
"Глупец, ты сгораешь напрасно, остановись!" -
Ты спрячешь в глазах усталость
И скажешь кому-то снова:
"Покой - это значит гибель, движение - значит Жизнь,
Покой - это наша гибель, полет - это наша жизнь."

* * *

...Но правдивая сказка сильнее неискренней были,
Даже если убьет Никогда слабый голос Когда-то,
Даже если сгорят за спиною ненужные крылья,
Словно облако кровью истает в горниле заката.

Все равно я поверю дождям, а не правильным книгам,
Все равно я услышу ветра, а не громкие речи
Там, где мир на рассвете насыщен пронзительным мигом
И смеется над теми, кто тщится продать ему вечность.

Я уйду меж звенящей травой по алмазному морю,
Оставляя богов и пророков, царей и законы
Заблуждаться, что Истина больно рождается в споре,
Подгоняя ее под венец обладателю трона.

Там, где меч обезглавит кичливого знамени древко
На земле золотой мишуры и кровавых кумиров,
Я смиренно колени склоню пред цветком-однодневкой,
Перед хрупкой святыней такого ранимого мира.

* * *

Ах, зачем ты рвала эти яблоки, глупая Ева,
Ах, зачем ты, Адам, отказаться не смог их вкусить!
Ведь горчащего сока плодов от запретного Древа
Никогда не сумеют потомки твои позабыть.

...И услышали двое бескрайнюю песню Вселенной,
И открылись сердца у двоих для Великой Любви...
Как же много чудес наполняло и Небо, и Землю,
Словно капли дождя: лишь ладони подставвь - и лови!

Как же жаждали души искать неразгаданных истин,
Как же в Вечность манил за собою сияющий Путь!
И казалось тогда, будто звездное небо так близко,
Что достаточно только лишь руку к нему протянуть.

Но увидел Господь: эти двое - прозревшие боги,
А на Небе, видать, нету места для стольких богов.
И расплатой им - спутница Смерть на тернистой дороге,
И проклятьем - на зрячих глазницах иллюзий покров.

Только людям потеря бессмертия - это ли страшно?
Их другая тревога терзала опять и опять.
И до неба они возводили Великую Башню,
Чтоб вернуть себе право исконное - видеть и знать,

Потому что искала душа неразгаданных истин,
Потому что манил за собою сияющий Путь,
Потому что казалось, что звездное небо так близко,
Что достаточно только лишь руку к нему протянуть.

Только всем, поднимавшим Познания гордое знамя,
Никуда не уйти от итога жестокой игры.
И одних называли безумцами или лжецами,
Для других же за ересь сложили святые костры.

Ты не можешь заставить забыть нас, о Господи, Боже,
Что когда-то мы знали дорогу в запретную высь.
Ни огнем, ни мечом эту память нельзя уничтожить,
Эту боль, что желанней, чем рай, и дороже, чем жизнь!

И по-прежнему ищет душа неразгаданных истин,
И по-прежнему в Вечность уводит сияющий Путь,
И по-прежнему кажется - звездное небо так близко,
Что достаточно только лишь руку к нему протянуть.

* * *

Душно мне, тошно в раю!
Отпустите на волю вы душу мою.
Северный ветер пустынь
Обожжет мне дыхание песней звезды.

Там, за горами меж скал
Бьет из камня родник, словно кровь у виска,
Мчатся там дикие кони,
Пронзив горизонты седых облаков.

Мне бы напиться воды,
Мне бы вымыть глаза жгучим светом звезды,
Прыгнуть на спину коня -
И тогда Божий гнев не догонит меня.

Ну а догонит - прости:
Разойдутся мосты, оборвутся пути.
Но все равно без дорог
Я уйду на восток - не удержит и Бог -

Сделавшись лютней в руках,
Став серебряной льдинкой на дне родника,
Пить золотые ветра
И рассветной звездою сгорать по утрам.